Завтра в Архангельске −4°CСеверодвинске −3°CОнеге −1°CВельске +1°CМирном 0°CШенкурске 0°CЯренске 0°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, воскресенье, 19.11.2017 19:01
1/5

О законности и справедливости…

24.03.2017 11:51
Стенограмма пресс-конференции в Прокуратуре Архангельской области: всё о «Водоканале», нерадивых застройщиках, хитрых лесопромышленниках и борьбе с преступностью…

Накануне в Прокуратуре Архангельской области на пресс-конференции подвели итоги 2016-го года и поделились с журналистами планами на 2017-й.

О том, как обстоят в архангельской области дела с преступностью читайте здесь…

После вступительного слова Прокурора Архангельской области Виктора Наседкина, журналистам Архангельских СМИ разрешили задать интересующие читателей вопросы.

В пресс-конференции принимали участие: Прокурор Архангельской области Виктор Наседкин.

Начальник отдела Прокуратуры по борьбе с коррупцией Нина Мороз.

Заместители Прокурора архангельской области Владимир Ананьев и Сергей Акулич.

Предлагаем полную расшифровку пресс-конференции.

Вопрос от Аргументов и Фактов:

По хоккейной площадке. Во дворе трех многоэтажных домов жители своими силами оборудуют спортивную площадку и ставят забор.

Одна женщина написала в прокуратуру с требованием убрать забор, якобы он угрожает жизни детей.

Вопрос: обязана ли прокуратура разбираться с жалобой одного человека и требовать принять меры, снести, например, забор, хотя он нужен многим жителям?

Ответ руководства Прокуратуры Архангельской области:

— Вопрос актуальный, поскольку касается возможности детей заниматься спортом около дома.

Понятно, что мы обязаны заниматься проверкой любых сигналов, и прокуратура действительно обращалась в суд с требованием снести забор, поскольку эта площадка не соответствовала требованиям, и привести ее в надлежащее состояние.

И как во многих случаях, администрация Октябрьского округа сочла: нет объекта — нет проблемы, и ликвидировала эту площадку.

Но прокуратура этот вопрос не оставила, мы дали поручение городской прокуратуре обратиться в мэрию, чтобы та восстановила эту площадку в рамках программы благоустройства города Архангельска.

Есть принципиальная договоренность с мэрией города на этот счет, сейчас дело за реализацией. Мы попросим вас держать этот вопрос на контроле.

Тут есть еще одна проблема, она существует во многих муниципальных образованиях.

Это отсутствие надлежащего учета муниципального имущества.

То есть: эта конкретная площадка не имела хозяина вообще.

И когда был заявлен иск, для властей округа оказалось проще ее снести, чем создавать себе проблему.

Есть бесхозные сооружения: водопроводные, канализационные сети, детские площадки, список можно продолжать.

Этот вопрос у нас в числе приоритетных, стараемся держать на контроле. Те же елки во дворах — у них нет хозяина, подходи кто угодно и пили, если захотелось.

А они должны стоять на учете как городское хозяйство.

— Второй вопрос от АиФ: В квитанциях «Водоканала» появилась новая строка: повышающий коэффициент. Люди пишут в «Водоканал», и оттуда отвечают: установите индивидуальные приборы учета, и повышающий коэффициент не будет начисляться. По сути выходит, это штраф за то, что люди не установили счетчики. Правомерно ли такое наказание?

Ответ руководства Прокуратуры Архангельской области:

—  У нас организована проверка по этим фактам.

Однозначного ответа нет.

Для каждого дома есть технические условия, бывает, что невозможно установить какие-либо приборы учета. На такие дома требования, о которых вы говорите, не распространяются.

А там, где такая техническая возможность есть, необходимо устанавливать приборы учета.

В каждом конкретном случае надо проверять, насколько обоснованы повышающие коэффициенты.

Назвать это можно по-разному: штрафом, наказанием, работники «Водоканала» называют это повышающим коэффициентом.

Это не инициатива «Водоканала», это установлено правительством.

Илья Азовский — главный редактор «Эхо СЕВЕРА»:

— Как вы считаете, это вообще законно — понуждать людей к установке счетчиков?

Ответ руководства Прокуратуры Архангельской области:

— Никто не понуждает, просто перед людьми встает выбор: платить по нормативам или платить по счетчику. Бывает, что в квартире проживает неопределенное количество лиц, и их потребление приходится оплачивать соседям. Надо наводить порядок в этом деле.

Вопросы от «Правды Северо-Запада» и «Эха Севера».

Меня интересует случай, когда в Онеге начальник колонии и другие руководящие работники были задержаны в состоянии напоминающем опьянение.

По данному факту проводилась служебная проверка, по ее итогам, в том числе благодаря и нашим публикациям сотрудники колонии получили предупреждения о неполном служебном соответствии, но суть не в этом.

Сотрудники ГИБДД привезли их в Онежскую районную больницу, и они устроили там форменный дебош.

Мы это все опубликовали, с фотографиями, но Роскомнадзор расценил это как публикацию персональных данных.

Как же быть?

Вправе ли журналист выносить подобное на суд публики?

Как прокуратура оценивает законность данной ситуации?

Ответ руководства Прокуратуры Архангельской области

— Надо четко разграничивать: когда выдает информацию журналист, высказывает собственную позицию, основываясь на своих сведениях, и когда есть официальный пресс-релиз ведомства, где указывается фамилия фигуранта уголовного дела, когда дело направляется в суд и так далее.

Понятно, что когда информацию выдает официальное ведомство, мы не ставим задачу разглашать персональные данные, мы освещаем свою работу, говорим об определенном юридическом факте.

В данном случае человек обвиняется в общественно опасном деянии, и мы пишем, что он совершил то или иное преступление.

Речь не идет о его личной или семейной тайне.

А что касается информации, которую выдает журналист, то он несет ответственность за то, достоверна ли его информация, как он производит оценку этой информации.

То есть если он сообщает о каких-то фактах и делает вывод, что это преступление, что человек виновен, то к материалу возникают вопросы.

Насколько мне известно по этой конкретной публикации, проверка по данным фактам еще не завершена.

Мы посмотрели закон о персональных данных, Роскомнадзор действует в рамках своих полномочий.

Они дают оценку и проводят проверку вашей публикации, достоверность ее и как именно этот материал попал в средства массовой информации.

Вопрос:

— А как по поводу дебоша?

Ответ Прокуратуры:

— Начальник подразделения лишен водительских прав, а дебош… Ну, покатался на инвалидном кресле… Признаков преступления там нет.

Вопрос:

— То есть если такой дебош устрою я, мне скажут: спасибо, до свидания?

Ответ Прокуратуры:

- Посмотрим, если есть основания, проведем процессуальную проверку.

Вопрос:

— Вопрос в том, что считать персональными данными. Неужели человеку, для того чтобы опубликовать мою фотографию с подписью, что это Азовский, нужно спросить моего разрешения?

Ответ Прокуратуры:

— Есть закон. Роскомнадзор проверит и даст вам ответ. Там не все так однозначно.

В законе о средствах массовой информации сказано, что чиновники являются публичными людьми, и у журналистов есть право рассказать о том, о чем они считают нужным.

Когда речь идет об общественно опасном деянии!

Не будем предугадывать события. Проверка не завершена, решение не принято.

Я считаю, что журналист имеет право освещать событие, но не давать оценку этому событию.

Вопрос:

— Но суть материала никто не оспаривает! Оспаривается право публиковать фотографии этого безобразия!

Ответ Прокуратуры:

- Сотрудники УФСИН обратились с жалобой, Роскомнадзор проводит проверку.

Вопрос:

— При любой такой проверке любой проверяющий изначально исходит из посыла, что персональные данные нарушены. Это прямо следует из запроса. То есть: либо вы предоставляете нам разрешение на публикацию персональных данных, либо вы снимаете материал. Посыл ясен: вы нарушили.

Ответ Прокуратуры:

— Давайте дождемся результатов проверки.

Второй вопрос от «Эхо СЕВЕРА». 

— У нас была публикация относительно инвестпроектов, в нашем материале речь шла о лесе. Наше национальное богатство под различными предлогами на льготных условиях раздается под различные инвестиционные проекты. В одном из материалов речь шла об инвестпроекте «Поморский лесной технопарк». По нему проводились проверки. Чем они закончились?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Все инвестиционные проекты связаны с нашим национальным богатством, поэтому находятся у нас под особым надзором.

Вы правильно сказали, что к одному из них, а именно к проекту «Поморский лесной технопарк» у нас есть серьезные претензии.

Мы проводили проверку и продолжаем ее проводить.

В прошлом году мы посчитали ненадлежащей работу нашего министерства природных ресурсов, которое не осуществляло должный контроль за исполнением условий инвестиционного проекта, так как сроки строительства завода уже истекли, еще в 2015 году, однако никаких мер принято не было.

Наш природоохранный прокурор обратился в суд, с целью обязать министерство лесопромышленного комплекса принять меры.

Они добровольно, до решения суда, внесли предписания, поставили новые сроки для исполнения инвестиционного проекта.

Во исполнение этого проекта технопарк поставил некое оборудование на территорию Плесецкого района под видом строительства завода.

Сейчас нами проводится проверка, что это за оборудование, с какой цель оно поставлено, приспособлено ли оно для обработки древесины. Результат проверки будет освещен.

Напомню, по условиям инвестиционного проекта они должны были построить деревообрабатывающее предприятие по выпуску пеллет.

Они этого не сделали.

Когда было выдано предписание, они привезли оборудование.

У нас есть сомнения, что это оборудование пригодно для эксплуатации. Проверка продолжается.

Тема инвестпроектов очень актуальна, мы понимаем, что весьма выгодно брать лес по дешевке под видом этих инвестпроектов. Здесь есть криминогенные риски, и коррупционные в том числе.

Вопрос от «Эхо СЕВЕРА»:

— В продолжение темы. Каковы перспективы дела бизнесмена Хуторянского и ООО «Нива»?

Ответ Прокуратуры Архангельской области:

— Не будем загадывать, процесс идет, мы его дотащили до Верховного суда.

Верховный суд согласился с нашей позицией, защитил государственные интересы. Под видом науки вырубался лес.

Это первое в истории России уголовное дело, когда науку начали судить, точнее, дельцов под видом науки.

Дело идет тяжело, кому-то очень не хочется упускать этот лакомый кусок.

Опять назначаются экспертизы, чтобы оправдать эту «науку».

Вопрос:

— А может, так тяжело, потому что дело рассматривается не в местном суде и прокуратуре?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Может быть и так.

Вопрос:

— Почему дело рассматривается не здесь?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

- Подсудность определяется законом.

Следующий вопрос от «Правды Севера» и Регион29:

— Вопрос о пьяном ДТП с тяжкими последствиями. Областной суд утвердил приговор…

Тогда пьяный водитель сбил мальчика и уехал, оставив его в луже крови.

 И он оправдан — по одной статье, по второй попал под амнистию!

Мне кажется, в деле Хуторянского прокуратура идет на принцип…

Будет ли продолжение?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Дело водителя Егорова.

Здесь прежде всего надо сказать спасибо средствам массовой информации, «Правде Севера», что подняли эту тему, опубликовали материал о бездействии правоохранительных органов.

После этого было возбуждено дело, расследовано, дошло до суда.

Всю суть дела вы уже сказали.

По 264-й статье за само ДТП водитель осужден, но освобожден от наказания в связи с амнистией.

Статья 125 — оставление в опасности — он оправдан, дело прошло через областной суд, мы изучили материалы, в ближайшее время будет внесено кассационное представление в Архангельский областной суд на этот приговор, то есть мы пойдем дальше.

Считаем, что основания для обжалования есть.

Позиция суда, почему он был оправдан: не считается оставление в опасности, потому что там были другие люди.

Однако обязанность по предоставлению помощи лежит именно на нем, и это наша позиция.

Второй вопрос от «ПС»: по телефону из СИЗО угрожали потерпевшему. Как такое возможно, ведь это закрытое учреждение, там телефоны запрещены. Такие вещи должны пресекаться.

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Мы пресекаем такие явления.

За весь 2016 год было изъято семь телефонов!

Гораздо больше изымается их в исправительных колониях — полторы тысячи.

Этот показатель нас очень настораживает — ведь раньше изымали по пять-семь тысяч в год!

Это можно приравнять к контингенту, сидящему в местах лишения свободы.

А сейчас — всего полторы тысячи. Снижение — непонятно почему. Будем разбираться.

Протащить телефон можно любым способом.

Вопрос:

— А в случае с СИЗО — это факт коррупции?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Может быть и так. Могут и через адвокатов, и через следователей, и через прокуроров… Версий можно выдвинуть очень много.

Вопрос:

— А конкретно, в отношении угроз в адрес потерпевшего — прокуратура может принять какие-то меры?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— В этом случае, о котором вы говорите, лицо это находилось не в СИЗО, а в больнице УФСИН.

Действительно, у него там был мобильный телефон, он делал звонки, зафиксировано всего семь звонков участникам судопроизводства, по этому факту руководителю следственной группы, начальнику УФСИН внесено представление по вопросу об ответственности.

Что касается прокуратуры: к значительному числу участников процесса применялись меры безопасности, меры защиты.

Все эти звонки, иные действия не остаются без внимания.

Дело сейчас в суде, в апреле начнутся судебные разбирательства по существу.

Дело большое, серьезное, больше 30 человек…

Вопрос от «Эхо СЕВЕРА»:

— По всей России телефоны в колониях изымают тоннами, и уже звучат голоса, чтобы этот процесс как-то организовать, то есть разрешить и поставить под контроль, на прослушку и так далее.

Как вы к этому относитесь?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Очень много случаев телефонного мошенничества совершается из стен пенитенциарных учреждений.

У оперативных служб есть полномочия перекрывать услуги связи.

Можно перекрыть и симку, можно перекрыть и е-мейл. А если перекрыть е-мейл, то надо тащить новый телефон, это сложнее, чем протащить симку.

Мы этот вопрос тщательно прорабатываем, ведь сотовые операторы не очень заинтересованы, чтобы им перекрывали каналы связи.

Но должен отметить, что мошенничеств становится все больше.

Мы в прошлом году имели плюс 700 преступлений, и сейчас имеем рост порядка 40 процентов — это только по мошенничествам.

Нас этот вопрос очень тревожит.

Вопрос о незаконном строительстве дома на улице Гагарина в Архангельске.

Ответ Прокуратуры Архангельской области:

Что касается жалоб на строительство, их не так много, порядка трех десятков. Большинство из них признаны необоснованными.

Больше информации о незаконном строительстве мы получаем из СМИ.

Проводим проверки, прокуроры, установив нарушение, принимают меры к устранению.

Мы проверяем законность выделения земельных участков, законность выдачи разрешений на строительство.

За прошлый год были выявлены такие факты.

Прокуроры девять раз обращались в суд по аннулированию выданных разрешений.

В частности, в Кенозерском национальном парке аннулировано семь разрешений на строительство, там в нарушение действующего законодательства местные власти выдали разрешение на строительство.

Могу назвать еще наш знаменитый терминал, в прошлом году было оспорено выданное прежней администрацией города разрешение на строительство. Оно было признано незаконным.

Еще: попытка строительства дома на проспекте Чумбарова-Лучинского, также по заявлению прокурора суд признал это строительство незаконным.

Что касается дома на Гагарина: там строительство не ведется, в городскую прокуратуру поступило одно обращение, оно было рассмотрено, застройщик пытается получить разрешительные документы, пока у него не все получается, потому что площадь участка не соответствует строительству крупного жилого объекта.

Поэтому надзор там пока никто не осуществляет, но мы следим за ситуацией, чтобы не допустить самовольного строительства.

Могу добавить: вчера поступило обращение по дому на Гагарина депутата Государственной Думы Епифановой, я поручил Сергею Петровичу еще раз внимательно изучить этот вопрос.

Депутатские обращения у нас на особом контроле. Когда разберемся окончательно с этой ситуацией, обязательно известим журналистское сообщество.

Вопрос от «Эхо СЕВЕРА»:

— А кто будет сносить незаконный объект — терминал? Этот вопрос решен? Вообще, кто должен всем этим заниматься: там стоит забор, двор весь разворочен…

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Органы местного самоуправления. На них законодателем возложена обязанность по сносу самовольных построек.

Что касается конкретно терминала: в суде на рассмотрении находится гражданское дело, застройщик оспаривает отказ администрации города в продлении договора аренды земельного участка.

Месяц назад суд принял решение: признал отказ в выдаче разрешения на строительство законным и обоснованным.

Мы ранее оспаривали разрешения, которые выдавала администрация, сейчас новая администрация города отказывает выдавать разрешения на строительство и на аренду земельных участков.

Застройщик оспаривает, одно дело он уже проиграл, второе будет рассмотрено в ближайшее время.

Вопрос:

Про дом на Гагарина: там ведь весь двор разворочен, как будет с этим разбираться? Муниципалитет будет исправлять?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Если будет доказано, что застройщик испортил инфраструктуру, то он обязан устранить это за свой счет, а администрация обязана потребовать это от него.

Понятно, что ситуация с домом на Гагарина волнует жителей города.

Мы будем информировать СМИ о том, как обстоят дела.

Следующий вопрос от агентства «Двина сегодня». Поступил вопрос, как прокуратура оценивает деятельность суда, не считаете ли вы, что принимаются слишком мягкие судебные решения, как пример приводится дело Седуновой по лагерю Кучкас.

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Прокуратура последовательно проводит принцип о назначении виновному справедливого наказания.

В последние годы ситуация по ужесточению наказания меняется, назову несколько цифр.

В 2014 году за совершение тяжких преступлений к реальному лишению свободы осуждены 46,4 процента лиц, в 2016-м — уже 52,3 процента. За особо тяжкие — 95,7 процента в 2014 году, 96 процентов — в 2016-м.

Пример: в Архангельске был осужден гражданин, в том числе за сбыт и покушение на сбыт наркотиков в особо крупном размере, это особо тяжкое преступление, суд назначил шесть лет два месяца лишения свободы, это даже ниже, чем предусмотрено санкциями соответствующих статей.

По представлению прокурора приговор изменен, назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы.

Отмечу, что прокурорами оспариваются не только излишне мягкие приговоры, но и чрезмерно суровые, например, в связи с неправильной оценкой обстоятельств как отягчающих или декриминализацией деяния.

По мотивам суровости наказания прокурорами оспорено 83 приговора и 78 представлений судами удовлетворено. Теперь что касается дела Седуновой.

Она, как вам известно, является учредителем детского оздоровительного лагеря «Кучкас», Седунова и директор этого лагеря Третьякова в марте этого года осуждены по статьям 237 и 238 Уголовного кодекса РФ.

Это непредоставление информации о чрезвычайном происшествии и непредоставление услуг, отвечающих требованиям безопасности.

Оба преступления небольшой тяжести, поэтому им была применена амнистия к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, они от наказания освобождены, судимость с них снята.

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что наказание чрезмерно мягкое.

Освобождение по амнистии — прямое требование закона и не зависит ни от прокурора, ни от суда. Поступила информация, что обжалован приговор и Седуновой, и Третьяковой.

Когда решение вступит в силу, можно будет поставить точку в этом деле.

Вопрос «Эхо СЕВЕРА»

— А как насчет депутатских полномочий Седуновой?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— После вступления приговора в законную силу можно будет ставить вопрос о прекращении депутатских полномочий. Таково требование закона.

Вопрос:

— Несмотря на амнистию?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Да. Она только освобождена от наказания.

Я считаю, что дело Седуновой — это не тот случай, когда правосудие должно играть мускулами.

Есть много других уголовных дел, где надо их показывать, например, те же дорожно-транспортные происшествия.

Мы длительное время оспаривали плесецкий приговор, где за половые сношения с лицом, не достигшим половой зрелости, вынесено излишне мягкое, даже противоречащее закону наказание — была назначена условная мера.

В отношении условных мер у нас с судом не сходятся позиции, мы считаем чрезмерным применение условных мер наказания, потому что полагаем недопониманием со стороны суда оценку этого вида наказания.

Мы на коллегии в этом году приняли решение, процитирую: «считать правилом недопустимость предложения суду условного осуждения для лиц, имеющих неснятые, непогашенные судимости, совершивших преступления в период испытательного срока, криминально ориентированных, ведущих асоциальный общественный образ жизни».

А ведь часто именно подобный круг лиц попадает под условную меру наказания.

Уже придуман термин: «осудить к свободе». Хотя у нас в последнее время осуществлен колоссальный прорыв в этой сфере.

Повторюсь: в 2014 году осуждены 46,4 процента, в 2016-м — 52,3.

За несколько лет мы «подросли» на шесть процентов, это благодаря нашей принципиальной позиции, в том числе и уходу от особого порядка судебного разбирательства.

Вопрос:

— А амнистия к 70-летию Победы сколько еще будет действовать?

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Под нее подпадают любые преступления, которые совершены до ее объявления. В постановлении сказано: шесть месяцев до момента наступления.

Вопрос «Эхо СЕВЕРА»:

— Почему в последние год-полтора гособвинители возражают против рассмотрения уголовного дела в особом порядке в судах, когда лицо ранее судимо, или имеет непогашенную судимость.

Хотя уголовным законодательством никакого запрета на рассмотрение в особом порядке для указанных категорий граждан нет.

Гособвинители в кулуарах ссылаются на установки.

Ответ Прокуратуры Архангельской области

— Здесь речь идет не только о ранее судимых категориях лиц.

Мы говорим: особый порядок судебного разбирательства задумывался государством и стал применяться с началом судебной реформы в 2002 году, когда обвиняемый согласен с предъявленным обвинением и согласен на то, чтобы исследование доказательств не производилось в ходе судебного следствия.

Для чего так сделано?

Чтобы экономить государственные средства при очевидных составах преступления.

Но есть цели, которые и ранее существовали в уголовно-правовой политике государства, согласно статье 43 Уголовного кодекса, их три: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение новых преступлений.

Мы говорим своим работникам: если вы считаете, что цели, определенные уголовным законом, не будут достигнуты для конкретного человека, вы во всех случаях должны просить общий порядок.

Потому что здесь считать государственные рубли излишне.

Мы говорим: должен быть общий порядок рассмотрения, когда есть спор по квалификации деяния, когда надо давать оценку в судебном заседании значительности ущерба, когда обвиняются ранее судимые…

Иначе говоря, когда на обвиняемом клейма негде ставить, а он уже заранее себя амнистировал на одну треть тем, что попросил особый порядок судебного разбирательства.

Он должен получить полную меру ответственности, а не две трети максимального наказания.

Есть ряд других обстоятельств, которые тоже должны учитываться, но приоритет — это цель уголовного наказания. И мы начинаем находить понимание суда.

И есть еще потерпевшие, которые тоже вправе заявить об отказе от особого порядка судебного разбирательства.

И суд обязан прислушиваться к их мнению.

Заключительное слово Прокурора Архангельской области Виктора Наседкина:

— Из других начинаний: мы стали практиковать возвращение дел на дополнительное расследование из-за невыяснения причин и условий, способствующих совершению преступления.

Это серьезнейшая работа.

Следователи пишут представления об устранении причин, им кто-то формально отвечает, что причины устранены, но фактически все остается по-прежнему.

Мы стали возвращать дела на доследование, уже возвращено порядка 70 дел, стали спрашивать жестче.

То же самое касается и экономических преступлений: там, где речь идет о соучастии в совершении экономического преступления, дали установку — возвращать на доследование, если не приняты меры по установлению соучастника.

У нас масса экономических дел без возмещения ущерба! Об этой проблеме говорят на всех уровнях, но пока воз и ныне там.

Руководство прокуратуры благодарит журналистское сообщество за неравнодушие, которое вы проявляете на страницах ваших изданий.

Мы заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве, чтобы черпать информацию из ваших публикаций.

Пример: случай в Коноше с пьяным наездом на мальчика. Мы об этом случае не знали, получили информацию из статьи.

И определились с возбуждением уголовного дела: изъяли дело из МВД и передали Следственному комитету.

Поэтому все, что может послужить соблюдению закона и восстановлению социальной справедливости, нам интересно.

Спасибо всем!

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24
Создатель проекта — Илья Азовский
Контакт с редакцией — muhomor-pr@yandex.ru

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле