Завтра в Архангельске −1°CСеверодвинске 0°CОнеге 0°CВельске −2°CМирном −1°CШенкурске −2°CЯренске −10°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, пятница, 27.01.2017 20:42

Будут ли архангелогородцы пить чистую воду?

28.11.2016 09:41
Интервью директора архангельского “Водоканала” Эдуарда Смелова главреду “Эха СЕВЕРА” Илье Азовскому

Сессия Архангельской городской Думы будет решать эпохальный для Архангельска вопрос о повышении тарифов на воду и канализацию. Собственно,процедура более сложная — сессия Архгордумы решает,рекомендовать или не рекомендовать Агентству по тарифам и ценам утверждать повышение тарифов.

В чем эпохальность? Эпохальность в том,что от грядущих двух решений зависит,вступит ли архангельский«Водоканал» в концессию или нет. Что даст горожанам эта пресловутая концессия,в чем обоснованные подозрения в связи с концессией?…

На самом деле,ключевой вопрос дня — будет ли Архангельск жить по-человечески? По-человечески, это когда открываешь кран — и в нос тебе не бьет отвратительный запах. По-человечески, это когда ты подставляешь стакан к крану — и можешь смело пить,не опасаясь,что вся таблица Менделеева попадет в твой организм.

По-человечески, это когда идешь по Набережной красавицы Северной Двины — и не стоит в воздухе устойчивый фекальный запах.

Сколько стоит жить по-человечески? Сколько стоит дышать чистым воздухом на Набережной,сколько стоит жизнь,сколько стоит безопасность?

На самом деле,понятно,что стоит столько,сколько стоит — главное,чтоб деньги не ушли налево. Грубо говоря,важно,чтоб те материальные ресурсы,что будут собираться по новым тарифам,те бюджетные траты,те деньги инвесторов-концессионеров тупо не развальцевали,не растырили,не замылили.

Вот именно поэтому важно понимать,на что конкретно пойдут дополнительные деньги,образовавшиеся в результате повышения тарифов.

Директора архангельского«Водоканала» Эдуарда Смелова по всем этим вопросам я как главный редактор«Эха СЕВЕРА» допрашиваю с лета. Сегодня последний,ключевой,самый главный допрос…

Интервью записывалось в воскресенье,в канун сессии Архгордумы…

Илья Азовский — главный редактор ИА «Эхо СЕВЕРА»:

- Назовите причины,почему надо повышать тарифы. Самые убедительные.

Эдуард Смелов — директор архангельского МУП«Водоканал»:

—  Повышение тарифа — не самоцель. Оно — неотъемлемая часть системного плана по приведению в порядок системы водоотведения в городе. Только повышения тарифов недостаточно,но без него этот план реализовать невозможно.

Чтобы привести систему в порядок,разработана программа общей стоимостью более четырех миллиардов рублей. Если получение этих средств возложить только на население,тариф придется повышать в разы. Поэтому мы решили,что будем получать деньги из нескольких источников.

Первый источник — концессионер,который должен вложить свои деньги — не меньше половины от требуемой суммы.

Безусловно,в будущем эти деньги должны вернуться к инвестору,и они будут возвращаться в течение всего срока концессии — 25 лет. Семь лет мы реализуем инвестпрограмму,и,начиная с восьмого года,инвестор возвращает свои деньги.

Второй источник — бюджет,городской и областной,на эти цели запланирован почти миллиард.

Азовский: - А какое соотношение ассигнований областного и городского бюджетов?

Смелов: - В основном,конечно,потратится областной бюджет. В городском денег нет,город запланировал примерно миллионов сто,остальное — область.

И остальное,кроме названных источников,ложится на плечи населения.

Азовский: - Таким образом,миллиард из бюджетов на семь лет?

Смелов: - Да. И дальше,средства,которые вложит концессионер,будут ему возвращаться в течение 17-18 лет.

Азовский: - А сейчас сколько средств вы собираете с населения в год?

Смелов: - Всего мы оказываем услуг на 850 миллионов,из этой суммы 70 процентов платит население. «Водоканал» собирает деньги и с «юриков», и с «физиков».

Азовский: - Вы назвали сумму 850 миллионов,то есть близкую к миллиарду. Так,может,следует не повышать тариф,а просто обеспечить стопроцентную собираемость?

Смелов:—  А у нас и так почти сто процентов собираемость — 95 процентов.

Азовский: - В последнее время обостряется проблема бесхозных сетей,как я понимаю,это сети предприятий,которые сейчас прекратили свое существование,а сети не были взяты на баланс«Водоканала».

Смелов: - Предприятие исчезло,абоненты какие-то на этих сетях сидят,но эти сети по сути ничьи.

Азовский: - Среди них сети не только на окраинах типа Бревенника,где были лесозаводы,но и в центре города.

Они оказались брошенными,и в свое время,в бытность Киселева в должности губернатора,а Донского — мэром,вам пришлось их взять,это были изначально убыточные сети. Вторая проблема — незаконные подключения,и мне хотелось бы остановиться на этом.

Это противоправное деяние. Может быть,следует подключить администрации округов,полицию,чтобы она исполняла свои функции?

Составляется административный протокол,человека наказывают,и он будет платить за воду?

Смелов: —  Мы постоянно боремся с этим явлением. В феврале собирали СМИ и объявляли так называемую амнистию по незаконным подключениям: сказали,что те,кто незаконно подключился,могут в течение полутора месяцев прийти,легализоваться и к ним не будут применены штрафные санкции,и они будут пользоваться водой официально.

Пришли люди,но не так много,как хотелось бы. И с апреля мы стали применять штрафные санкции: если мы выявили незаконное присоединение,то виновные обязаны заплатить штраф за пользование водой: физические лица — за полгода,а юридические — за три года,в зависимости от диаметра трубы.

Минимальный штраф на человека,если труба минимального диаметра — порядка 80 тысяч,для предприятия — почти полмиллиона. Санкции,я считаю,внушительные.

Азовский: - Сколько вам удалось выиграть в денежном выражении? И сколько нарушителей — «физиков» и «юриков»?

Смелов: —  Было выявлено почти сто абонентов,это,так сказать,чайная ложка по сравнению с тем,что нам следовало собрать.

В рублях — порядка 50 миллионов штрафов предъявлено,конечно,в добровольном порядке нам не заплатил никто.

В этом случае мы можем обращаться в суд,а если по решению суда не заплатят,то обращаться в правоохранительные органы.

Азовский: - А как дело обстоит с теми сетями,которые принадлежали ныне ликвидированным предприятиям,и сети заведомо убыточные? На тех же островных территориях?

Смелов: - Ну,вот сейчас обанкротился второй лесозавод,и все сети: водопровод,канализацию,примет конкурсный управляющий,а дальше будут передавать на обслуживание нам. Там есть пять домов,где люди уже года три сидят без канализации.

Азовский: — В поселке второго лесозавода больше пяти домов…

Смелов: —  Я говорю о домах,непосредственно подключенных к сети,ранее принадлежавших второму лесозаводу.

Азовский: —  Вот эти убытки — от бесхозных сетей,что раньше принимали и сейчас приходится принимать — на кого лягут?

Смелов: - На население. Напомню,у нас в городе всего 720 километров сетей,и из них только 460 обслуживает«Водоканал». 260 километров — непонятно чьи.

Азовский: —  Но аварии на тех сетях ликвидируете вы?

Смелов: - Сейчас нет. Точнее,не всегда и не везде. На сетях,которые город принимал и передавал нам,мы занимаемся устранением аварий. Денег на это нет.

Азовский: - Я - гражданин,живущий в центре города. Мне и другим горожанам будет предложено за семь лет выложить почти миллиард из своего кармана. Где справедливость,почему я должен платить за те территории,где заводы ликвидированы,кто-то на этом срубил денег? Не проще ли разделить: вот центр города,где«Водоканал» работает и получает за свою работу деньги,а вот локальные сети на островных территориях в небольших поселках?

Смелов: - Так рассуждать нельзя. Люди,которые живут в центре,и жители Бревенника — все они жители города Архангельска.

Азовский: - Но почему я должен платить«за того парня»?

Смелов: - В этом случае надо ставить вопрос так: зачем нам нужен такой разбросанный город? Не проще ли в городе снести все аварийные«деревяшки», построить на этом месте нормальное жилье и переселить людей с окраин?

И экономически оправдано,чем обеспечивать транспортную доставку людей на окраины,организовывать скорую помощь,пожарные машины,доставку пенсий,обеспечивать людей теплом,водой,канализацией?

На мой взгляд,в Архангельске подошло время для такого разговора.

Азовский: - Вернемся к теме. У нас был кредит ЕБРР,на эти деньги проводились работы,и ни прокуратура,ни депутатская комиссия не нашли нецелевых использований. То есть кредит был израсходован на «Водоканал». Вопрос: почему снова возникла тема необходимости средств и в связи с этим повышения тарифа?

Смелов: - Я считаю,что программа за деньги кредита ЕБРР была выполнена не полностью,а то,что было сделано,можно было вообще не выполнять,например,строительство кольцевого водовода,якобы для повышения надежности водоснабжения центральной части город.

Водовод построили — он не функционирует,люди как жили без него,так и живут.

У нас в городе очень много проектов,которые недоделаны,брошены — по сути,деньги закопаны в землю. Лучше ничего не делать,чем начать и не довести до конца. А то,что надо было сделать в первую очередь,даже не начато.

Азовский: - А что именно?

Смелов: - В первую очередь надо было сделать систему водоснабжения и водоотведения прозрачной,понятной: где вода поступает,где не поступает,куда утекает.

У нас половина воды,которую мы забираем из реки,чистим,обеззараживаем,уходит в землю,не доходит до потребителя.

Азовский: - То есть я,житель города,плачу и за эту воду?

Смелов: —  Вы оплачиваете,«Водоканал» несет убыток. И таких бессмысленных действий — полно.

Надо было в первую очередь разобраться,где происходят потери,создать систему,которая будет контролировать подачу и распределение воды. И ликвидировать утечки.

Азовский: - А что такое утечки? Половина всего объема — это же озера,моря воды. Где они?

Смелов: —  Всвязи с тем,что у нас нет такой системы,мы ремонтируем трубы и устраняем аварии там,где они вышли на поверхность. Но на поверхность выходит от силы процентов десять от потерь. Остальное — в землю.

Летом,в августе,мы занимались аварией на Левом берегу только потому,что там давление упало до ноля. У нас насосная на этом берегу,дальше — дюкер на Краснофлотский,оттуда — на Левый берег.

На насосной,которая принимает воду,давление опустилось до ноля. Очевидно,что где-то дыра. Заказали водолазов,они проползали вдоль всего дюкера,нашли дыру. Небольшая,а воды уходило около четырех тысяч кубов в сутки!

Азовский: - Вернемся к повышению тарифа. С населения,значит,миллиард,бюджет,концессионер… Кстати,а он откуда деньги возьмет?

Смелов: - Он должен будет их привлечь. Либо вложить свои.

Азовский: - А возвращать-то придется уже не два миллиарда?

Смелов: —  Два миллиарда — это чистые деньги,которые надо вложить. И если это будут банковские средства,то,конечно,на них будут начисляться проценты. Сейчас у нас ключевая ставка 10 с небольшим процентов,значит,как минимум 200 миллионов в год только процентов будет концессионер платить.

Азовский: - А какой смысл этому концессионеру в этом во всем? На 25 лет,плюс банковские проценты платить… Когда еще он прибыль получит?…

Смелов: - Это бизнес-проект, в котором возвратность осуществляется в течение 25 лет. Но! Если мы все сделаем грамотно,то инвестор в эти 25 лет получает стабильный доход.

Азовский: - Проще играть на волатильности курса валют.

Смелов: —  Есть средства,например,пенсионных фондов,которые нельзя вкладывать в операции с валютой. Их можно вкладывать в долгосрочные проекты с гарантированным стабильным доходом,инвестиционные проекты.

Один из потенциальных участников конкурса на концессию — управляющая компания«Лидер», которая уже реализует проекты реконструкции водоканалов в Волгограде и Саратове,именно через механизм концессии. Они вкладывают средства пенсионного фонда«СОГАЗ».

Им запрещено вкладываться в валютные операции,можно только в долгосрочные инфраструктурные проекты. Если они покупают облигации,то только государственные либо энергетические,водоканальские,дорожные — связанные с инфраструктурой.

Азовский: —  Главный вопрос: куда конкретно пойдут эти четыре миллиарда рублей? В том числе миллиард жителей города,два миллиарда инвестора,ну и бюджетный миллиард. Бюджет — понятие аморфное,а я как гражданин хочу,чтобы мои деньги не были закопаны в землю. Назовите основные мероприятия.

Смелов: - Первое,самое масштабное — водопроводные насосные станции. Я думаю,это самое главное для горожан. У нас 120 водопроводных насосных станций и 60 канализационных насосных.

Мы имеем воду,очищенную на наших очистных практически до идеального состояния. А воду,прошедшую по трубам и дошедшую до потребителя,пить нельзя. В первую очередь мы будем работать на тех станциях,которые последние на пути до потребителя.

В чем заключается реконструкция?

На этих станциях будет проходить третья ступень очистки,вода будет очищаться от примесей металла,которые она собрала на пути по трубам,кроме того,будет производиться биологическая очистка с применением ультрафиолета.

Вода будет очищаться перед подачей в дом.

Азовский: - 120 водопроводных станций — это весь город?

Смелов: - Да,весь.

Азовский: - И я смогу пить воду из-под крана?

Смелов: - Да. Вода будет гарантированно очищена от примесей металлов и биологических примесей.

Азовский: — То есть,можно не покупать фильтры домашние?

Смелов: - Да. Следующее направление — канализационные насосные станции.

Стабильная их работа позволяет избежать случаев возникновения всяческих ЧС,разливов,переливов и так далее.

На реконструкцию водопроводных и канализационных станций потребуется два миллиарда.

Азовский: - По поводу канализации замечу: ни в одном городе мира,исключая некоторые азиатские страны,на набережных не воняет г**ном.

А у нас на набережной,от Октябрьского суда до Комсомольской,вонь такая,что гулять здесь не хочется. Не будет этого явления в результате реконструкции?

Смелов: - Объясняю причину. У нас в городе,особенно в центре,большая часть деревянных домов подключены не к нашей центральной системе,а к дренажной. То есть,г**но из домов попадает в дренажную канаву — и дальше до реки. Просто в этих домах нет центральной канализации.

Мы запланировали переключение,то есть,по сути,строительство второй системы канализации,чтобы дренажную систему освободить от хозбытовых стоков.

Азовский: - И,в отличие от 2005-ого года,будет проведена конкретная работа,люди увидят экскаваторы,роющие канавы,проложенные трубы и так далее?

Смелов: - Люди увидят качество работы. Главное — нам надо снизить аварийность и убрать эти 50 процентов потерь.

Азовский: - Хорошо,с двумя миллиардами разобрались. Дальше?

Смелов: - Второе масштабное направление — сети. На них запланировано 700 миллионов.

Азовский: —  Сети — это трубы?

Смелов:—  Да. Из новых — запланировано только строительство сети до строящегося микрорайона,куда переселяют людей из аварийного жилья,на Ленинградском проспекте. Остальное — мероприятия по разделению канализаций,хозбытовой и дренажно-ливневой, и замену труб там,где возникают протечки наподобие той,о которой я рассказывал.

Третье направление — центральные очистные сооружения. Они строились 50 лет назад,даже больше,реконструкции с тех пор не было,сейчас вода отвечает современным экологическим и медицинским требованиям,однако промывная вода,после промывки отводится обратно в реку.

Мы сырую воду чистим с помощью химических реагентов в фильтрующем слое,а затем его(фильтрующий слой) промываем очищенной водой. По современным требованиям,мы не имеем права воду после очистки отправлять обратно в реку. Нам нужно из этой воды извлечь всю химию,которая там скопилась,и эту химию отдельно вывозить на отвалы.

Поэтому мы запланировали строительство на центральных очистных сооружениях систему очистки промывных вод(утилизации химических реагентов).

На это запланировано порядка 460 миллионов.

170 миллионов — на создание системы учета,которая позволит выявлять утечки. Порядка 100 миллионов — на приобретение современного оборудования,чтобы«Водоканал» производил работы быстрее.

Азовский: —  Я так понял,что для населения это тоже своего рода инвестиции — не понадобится покупать фильтры для воды. А запах на набережной трудно измерить деньгами…

Последний вопрос — очистные сооружения,владельцем которых является Соломбальский ЦБК,предприятие-банкрот. Акционерное общество оказалось несостоятельным в производстве целлюлозы,и теперь очистные — основной источник дохода. Так и будем платить?

Смелов: - На ЦБК сейчас действительно работает только цех биологической очистки,но «Водоканал» фактически сам банкрот(ежегодный убыток — 200-250 миллионов). Мы должны платить ЦБК ежемесячно 16-17 миллионов,но платим 2-3 миллиона. Их еле-еле хватает на выплату зарплаты. Больше мы не можем платить,к сожалению.

Азовский: - А реагенты?

Смелов: - Они покупают — там с «Росы» еще немного денег имеют. Так что такого,чтобы город или«Водоканал» платит какие-то большие деньги — этого нет уже года три-четыре.

Наша задолженность перед ЦБК - 360 миллионов. Я считаю,было бы правильным,чтобы эти очистные забрал город. А из-за того,что предприятие — банкрот,они обязаны все имущество продавать с торгов,кто-то от города(может,«Водоканал», может,кто другой) должен выйти на эти торги. Я считаю,что надо очистные забирать.

Азовский: — Но ведь они строились тоже очень давно. Амортизация и все такое…

Смелов:—  Если их строить с нуля,это будет не один миллиард. Оценка нынешних очистных,насколько я знаю,порядка 600-650 миллионов,по данным независимых оценщиков.

Понятно,что за 600-650 миллионов это хозяйство никто не купит. Если цена пойдет на снижение,может появиться покупатель. Я считаю,что покупателем должен быть город. ЦБК лишь за время банкротства накопил долгов только перед энергетиками миллионов 300 или 400.

И если деньги какие-то от продажи имущества поступят,то они уйдут не прошлым,а текущим кредиторам,в первую очередь«Энергосбыту».

Азовский: - Все ясно,спасибо.

Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24
Создатель проекта — Илья Азовский
Контакт с редакцией — muhomor-pr@yandex.ru

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле