Завтра в Архангельске −5°CСеверодвинске −5°CОнеге −3°CВельске −3°CМирном −3°CШенкурске −3°CЯренске +7°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, вторник, 04.12.2018 15:45

«Сегодняшний радикал на Украине - это обезьяна с дубинкой»

09.03.2014 13:18
Интервью лидера харьковской общественной организации «Оплот» Евгения Жилина главному редактору «Правды Северо-Запада» Илье Азовскому

Вечером в понедельник, 3 марта, не смотря на воцарившийся украинский хаос, удалось установить связь Архангельск-Харьков, редакция «Правды Северо-Запада» - украинская общественная организация «Оплот». Более часа о международной политике говорили главред Азовский и лидер «Оплота» Жилин.

Илья Азовский: Алло!

Евгений Жилин:  Да, здравствуйте!

Илья Азовский:  Евгений, для начала, как вас представить?

Евгений Жилин: Евгений Жилин, лидер общественной организаций «Оплот».

Илья Азовский: Город Харьков?

Евгений Жилин:  Да, Харьков.

Илья Азовский: То есть ваша организация не общеукраинская?

Евгений Жилин: Нет, она всеукраинская общественная организация, но начиналась она с Харькова и основной штаб в Харькове.

Илья Азовский: То есть Харьков, можно сказать, для «Оплота» это центр? А в Киеве что-то типа филиала?

Евгений Жилин:  А в Киеве у нас белые члены, то есть чем занимается бизнес-организация «Оплот». Изначально она занималась помощью семьям убитых сотрудников милиции. Ежемесячно каждой семье в Харькове, где милиционеров убили при исполнении служебного долга, мы выделяем определённую сумму в районе двухсот долларов. Так было с 2010 года, то есть уже четыре года. Кроме того, помогаем ребятам, которые служили в Афганистане и получили травмы, в связи с чем не могут зарабатывать себе на хлеб. Я часть своего заработка отдавал этим ребятам. И еще мы помогаем финансово двум семьям, которые проживают в Крыму, чьи родственники погибли в Чечне, на высоте 786.

Илья Азовский: Позвольте уточнить, что это за события?

Евгений Жилин: Об этом снят фильм «Грозовые ворота». Там был майор Достовалов, командир разведроты, который бросился на выручку, и сержант Арансон. Их родственники проживают в Крыму, мы их нашли и уже около трех лет ежемесячно выплачиваем им по двести долларов.

Кроме того, я каждый год провожу турнир по боям без правил, посвященный памяти шестой роты. Мы приглашаем из Пскова родственников десантников. Плюс мы раскопки организовывали в местах боев, в том году перезахоронили 28 солдат Великой Отечественной войны. Естественно, работаем с ветеранами, и параллельно мы юридическими методами боролись с проявлениями нацизма на территории Украины.

Допустим, во Львове за счет бюджета выплачивали пенсии ветеранам ОУН, проводили марши дивизии СС «Галичина», улицу назвали в честь подразделения «Нахтигаль»… Именно мы через суд добились, чтобы эту улицу переименовали обратно в улицу Победы. Мы вели патриотическую работу, поэтому у нас были свои сторонники.

Илья Азовский: Я позволю себе несколько уточнений. Север России довольно удален. Основные источники информации – федеральные и государственные каналы: ОРТ, РТР, НТВ, и с претензией на хоть какую-то объективность – это канал РБК. Вы упомянули о помощи и ваших акциях в отношении переименований улиц. Эта профашистская нечисть пытается там и в названия влезть, и в образ жизни? Но ведь существует приговор Нюрнбергского трибунала в отношении УПА и ОУН?

Евгений Жилин: Да.

Илья Азовский: Вы упомянули об одном судебном прецеденте, когда название улицы удалось поменять. Как вы думаете, что эффективнее – надавить силой или действовать через суд? Вы доверяете украинским судебным органам?

Евгений Жилин: Я сам юрист, кандидат юридических наук, и хотел бы, чтобы все решалось только в судах. Но, к сожалению, особенно при нынешней власти, думаю, невозможно отстоять юридически историческую правду в суде. Процессы затягиваются. Например, мы так и не смогли добиться, чтобы бюджетные деньги не расходовались на выплаты пенсий воинам УПА.

Илья Азовский: А им платилась пенсия именно за участие в этих отрядах?

Евгений Жилин: Да, в том-то и дело.

Илья Азовский: А прокурор Украины – он что, тоже бендеровец, выходит? Куда смотрела прокуратура?

Евгений Жилин: Я не знаю, кто прокурор Украины и кто он есть. Мы выступали за то, что это неправильно и нужно менять. Но с этим практически ничего нельзя сделать, такая идеология поощряется руководством страны. Мы не понимаем, почему.

У Януковича отец был, скажем так, полицай и сотрудничал с полицией во время войны, он был депортирован из Белоруссии и так оказался в Донецкой области, как человек, который сотрудничал с нацистскими преступниками. Может, из-за этого Янукович лояльно к ним относился? Но мне неприятно, что я плачу в бюджет Харьковской области налоги, а эти деньги платят фашистским пособникам.

Илья Азовский: О личности Януковича: я так понимаю, у него был срок по весьма щекотливой статье УК, его родители с бандеровщиной были связаны – как такого человека избрали Президентом Украины?

Евгений Жилин: Как мы тогда выбирали: был один претендент, я бы сказал, проамериканский – Ющенко, а Янукович вроде бы как наш, вроде бы с Донецкого региона, свой парень. Ну отец его был красноармейцем, попал в плен, оказался на территории, занятой врагом… Есть справка, что его из Белоруссии направили в Донецкую область на поселение. Но за отцов вроде как не судят, и вроде партия регионов подписала договор с «Единой Россией»… На самом деле выбирали не человека, а целую группу, целую идеологию, целую партию, за нее голосовали и за ее лидера.

Илья Азовский: До России докатилась ваша знаменитая украинская шутка: когда бабушка узнала, что ее сын проголосовал за партию регионов, переписала хату на кота.

Евгений Жилин: Мы ведь смотрели на Россию, если Россия подписала договор с Януковичем, если она сказала, все хорошо, партия регионов подписала соглашение с «Единой Россией». Народ ориентируется на позицию России, мы доверяем России в этом вопросе.

Илья Азовский: В Харькове подавляющая часть населения русские. Говоря сейчас, что русско­язычное население ориентируется на Россию, вы имеете в виду, скорее всего, Харьков, Донбасс, часть Крыма?

Евгений Жилин: 92 процента людей, которые заходят с территории Украины в Интернет, в поисковой системе задают поиск на русском языке.

Илья Азовский: Это факт.

Евгений Жилин: 80 процентов всех журналов, которые читают на Украине, на русском языке.

Илья Азовский: Объясните тогда, как эта нечисть из Киева попала в русский город Харьков?

Евгений Жилин: Потихоньку насаждается такая истина: раз ты живешь на Украине, разговаривай на украинском языке. Закрепили когда-то в статье Конституции, что украинский язык является государственным, и вот потихонечку в учебниках истории о партизанах рассказывается два абзаца, а двадцать страниц о том, как они там в ауле сидели «за освобождение Украины».

Понимаете, на Западной Украине поколению за поколением это насаждалось, и там это привилось очень хорошо. Вы поймите, на Западной Украине люди другие, чем на Восточной. Мы абсолютно разные, они как были галичанами, которых когда-то захватили русские князья, потом польско-литовские князья, потом они были под немцами, под венграми, их деды всегда воевали с русскими – в составе разных армий.

Илья Азовский: То есть с ними вообще бесполезно пытаться заводить какие-то отношения?

Евгений Жилин: У них своя правда. Говорят: «Когда в сорок первом году пришли немцы, мой отец и мой дед были офицерами, вместе с немцами в одной армии служили». Кто им роднее – русская армия или немецкая?

Илья Азовский: Но это все равно не белая кость австро-венгерской армии была, и согласно Меморандуму Риббентропа, они не арийцы?

Евгений Жилин: Нет, они не относились к ариям, но в Первую мировую войну и арийцев еще не было. Но они католики. У нас церковь православная и назначались отцы из Москвы, а у них все назначались из Рима. И эти святые отцы учили, как надо жить, что правильно, что неправильно.

Илья Азовский: Насколько я помню, кореш ГитлераБенито Муссолини Папу Римского просто поставил перед фактом: с завтрашнего дня будет стоять богиня Изида, потому что я люблю Древний Рим, и тот спокойно согласился. А эти люди –бандеровцы, УНА-УНСОвцы продолжают традиции отрядов времен Великой Отечественной войны. Неужели они не понимают, что они в гитлеровской Германий были бы в роли «шестерок»?

Евгений Жилин: Они этого не понимают, у них есть мечта – дойти до Москвы и разгромить ее. Их гимн звучит так: «мы дойдем до Москвы, ее разгромим», и поэтому нынешний руководитель, Дмитрий Ярош не скрывает желания дойти до Москвы и снять с ее шпиля звезду. Для этого он хочет разжечь и в России сепаратистские страсти, и начать с Украины.

Это человек войны. Если посмотреть историю «Правого сектора», то изначально он финансировался украинской диаспорой из Канады, а руководит ею женщина, которая являлась женой человека, что вместе с Бандерой в 1941 году провозгласил акт независимости Украины. Она до сих пор жива и является покровительницей «Правого сектора».

Илья Азовский: Насколько я знаю, украинская диаспора в Канаде одна из богатейших диаспор, поскольку они контролируют не только канадскую пшеницу, а Канада – один из крупнейших производителей пшеницы,– а еще они контролируют золотишко в районе Калгари. Позволю себе философский вопрос: а может, это паранойя? Может, стоит искать причины не в политике, а в психоанализе? Может, это комплекс неполноценности, может, у этого Яроша – кстати, фамилия мадьярская – может, его били в детстве отчаянно?

Евгений Жилин: Мне как человеку добропорядочному и законопослушному, у которого нет под кроватью автомата, все равно, почему он себя так ведет. Я просто вижу, что по территории Украины ходят люди с автоматами в руках и говорят, что их кредо – убийство жидов и москалей, то есть евреев и русских; так поступают они, так поступали их дядьки, так поступали их отцы и деды. И власть ему сегодня способствует. Эти люди пришли ко мне в клуб позавчера, триста человек, разбили окна и сказали: здесь будет наша база.

Мы вызвали начальника УВД Харьковской области, он приехал со следственной оперативной группой, они вышли, он перед ними лебезил. Начальник УВД не пресек преступления, а уехал обратно, даже не провел осмотр места происшествия! Я понимаю, что сегодняшняя власть не способна меня защитить от этих радикалов, она даже не может их разоружить.

Илья Азовский: Как вы допустили, что триста подонков стали выносить и описывать ваше имущество?

Евгений Жилин: Мы на следующий день их выкинули оттуда, но при этом, когда мы выкидывали из местной администрации и клуба, за два часа было ранено сто одиннадцать человек.

Илья Азовский: Это в Харькове?

Евгений Жилин: В Харькове. Два человека были убиты, правда, с их стороны, но, чтоб вы поняли, я человек, у которого нет автомата, он мне в повседневной жизни не нужен, и воевать с человеком, у которого автомат, легко только в сказках и компьютере.

Илья Азовский: Мы же с вами понимаем, что человек, ходящий с автоматом по городу, это скорее всего из категории понтов, все-таки в городе применять автомат – надо быть чудовищем!

Евгений Жилин: Я присутствовал в Киеве во время уличных боев, когда за один день 350 сотрудников «Беркута» получили огнестрельные ранения, 10 сотрудников были убиты, и я видел, как шла стрельба между группировками. За один день 400 человек было ранено, трупы не успевали убирать, и я видел, что автомат – достаточно эффективное средство уличного боя.

Илья Азовский: Но это на территории врага. А в своем городе?

Евгений Жилин: Это было в Киеве. Я знаю, что эти люди пришли сегодня в Харьков, и они вооружены, будто нет проблем доехать из Киева до Харькова, а там 400 километров. Если его власть не может разоружить, какая бы у меня подготовка ни была, да сила духа и воли, хоть мы тоже спортивные ребята и можем постоять за себя, но мы привыкли в схватке быть один на один. С автоматом тяжело воевать кулаками, я вас уверяю.

Илья Азовский: Русская пословица говорит: «Против лома нет приема». Так?

Евгений Жилин: «Если нет второго лома». Ситуация складывается так, что на данный момент на территории Украины есть русскоговорящее население, безоружное, и оружие им взять негде, и есть люди, у которых очень много оружия, и они говорят: мы будем убивать русское население.

Илья Азовский: Когда я наблюдая за новостями с Украины, когда еще Янукович и «Беркут» были в Киеве, на Майдане этом безумном, – все-таки, почему не был отдан приказ «Беркуту», объясните?

Евгений Жилин: Послушайте, я присутствовал в Киеве при всех этих событиях, и «Беркут» много раз мог завершить операцию разгона, но…

Илья Азовский: Командование и бойцы «Беркута» были морально к этому готовы?

Евгений Жилин: Они были готовы, конечно. Но их несколько раз останавливали. Они отбивали позицию, но потом им давали команду «стоп», и ребята отходили. А эти позиции занимали следующие люди.

Я это все наблюдал, это выглядело как предательство «Беркута». Просто Янукович всегда хотел завершить эту фазу переговорами и мирными соглашениями, и европейские посредники его в этом уверяли.

Это проблема Чехословакии тридцать восьмого года, когда они поверили европейским союзникам.

Илья Азовский: То есть Янукович не знал истории президента Чехии Бенеша, который потом дрожащей рукой подписывал капитуляцию?

Евгений Жилин: Да, вот именно, это проблема и Бенеша, и Януковича, поэтому он верил им, а не верил в то, что нужно навести порядок законными методами.

Илья Азовский: Если бы речь шла о поэте или композиторе, я бы на сто процентов сейчас поверил. Но речь идет о Януковиче, он тертый, сидевший – и поверил этим европейцам, которых звать никак – ни лица, не рожи, не кожи. Они приехали, сказали: мы вот такие посредники все из себя – и он поверил?

Евгений Жилин: Получается, да. Видимо, деньги его были в Европе, и это являлось основанием доверия к европейцам.

Илья Азовский: До меня докатилось, так скажем, мнение о том, что весь Майдан – это было выступление против коррупции, в которой погрязла администрация президента Януковича. Это так?

Евгений Жилин: На 99процентов и Майдан 2004 года, и Майдан 2014 года были против коррупции. Это проблема сохраняется в стране и сегодня, когда у власти стоят олигархи, и когда человек производят продукцию на сто рублей, то из этих ста рублей ему достается два рубля. А 98 рублей, путём распределения через налоги и остальные сборы, распределяются и попадают к олигархам. Люди это видят и понимают, что, зарабатывая законным способом два рубля, они не могут за двадцать лет купить себе даже квартиры. У них рождаются дети, которые видят такое же бесперспективное будущее и начинают спиваться, становятся наркоманами или преступниками.

Просто из года в год депутаты и вся остальная власть обслуживает именно эту прослойку олигархов, не меняя названия, не меняя сути, выводит людей постоянно на улицы. Конечно же, люди были не за ЕС. Многие из них даже не понимали сути этого соглашения. Они просто вышли против коррупции. Но при этом большинство там стояло за деньги.

Илья Азовский: То есть олигархи в две корзины складывали яйца: и Майдану башляли, и себя не забывали, и Януковича кормили?

Евгений Жилин: Да, фактически это то, что произошло в феврале 1917 года. Когда к власти пришла буржуазия. Они свергли царя и пришли к власти. И у нас сегодня губернаторами назначаются олигархи.

Илья Азовский: Как помещики взяли себе поместье, так каждый взял себе по области, да?

Евгений Жилин: Да, при этом они выпустили страшного джинна – националиста, радикального фашиста, которых сегодня они не могут разоружить. Этот радикал приходит в прокуратуру и бьёт сотрудника прокуратуры в присутствии работника милиции. Министр внутренних дел говорит: я тебя посажу, а этот радикал отвечает: а я тебя, министр внутренних дел, на заборе повешу, ты меня понял?

Илья Азовский: Послушайте, в центре европейской страны неожиданно появляется целая армия хорошо вооружённых головорезов. Это не могло произойти за одну минуту, за час, дажеза неделю. Это копилось годами. Вернемся к началу разговора. Вы говорили о том, что сотрудники милиции начали погибать ещё 2010 году.

Евгений Жилин: Нет, нет. В десятом году просто убивали милиционеров. Это националисты были. Их всегда было много. А сейчас им дали оружие. Этих идиотов было много. А теперь они почувствовали силу.

Илья Азовский: Я с трудом представляю, чтобы кто-то по улицам Архангельска ходил бы, как дурак, с оружием.

Евгений Жилин: А вы представьте, что этих дураков 50. Если они установили на всех въездах в Архангельск блокпосты. И этих человек на блокпостах может быть до трёхсот, до пятисот. Представьте – 300, 500, которые могут досматривать одновременно до десяти машин.

Жгут костры. И если какая-то машина проедет мимо, они её просто сожгут бутылками. В город Харькове к Киеву вы едете, а с правой стороны стоят автобусы, как в Афганистане, разбитые, БТРы сожженные.

Илья Азовский: Самый главный вопрос: Россия близка к тому, судя по новостям, чтобы ввести ограниченный контингент для собственной безопасности. А как это будет воспринято в Харькове, в Донбассе, в Донецке, в Мелитополе, Мариуполе, в Крыму, Одессе?

Евгений Жилин: Никакая страна не хочет быть захваченной или освобождённой. Я считаю, что в Харькове или Донецке полно людей, которые сегодня хотят встать в национальную гвардию, но которых нет оружия. Если Россия, братский народ просто даст нам оружие, мы сами сможем защитить свою землю.

Илья Азовский: Понимаете, я например, из Архангельска лечу в Египет в отпуск или в Турцию и пролетаю над территорией Украины. Когда у вас всё мирно было, страшновато, а сейчас я просто не полечу.

Евгений Жилин: Вы правильно сделаете, потому что сегодняшние радикалы уже подняли вопрос о том, что Украине срочно необходимо ядерное оружие. Это обезьяна с дубинкой.

Сегодня сотрудники «Беркута», которые остались в Киеве, поставлены на грань выбивания, потому что из милиции уволены. «Беркут» расформирован, зарплата не поступает, многие из них ранены.

Илья Азовский: Всё это делается на деньги олигархов, но у них инстинкт самосохранения, в конце концов, должен был развит. Ведь российские олигархи тоже были беспредельщиками. Но инстинкт подсказывает: остановись, на тот свет пойдёшь голым. Олигархи хотя бы понимают, что надо срочно финансировать крупную противоположную силу.

Кстати, у вас там наш олигарх есть, Крупчак. Это картонный киевский комбинат и главное производство туалетной бумаги на Украине.

Евгений Жилин: Он не участвует в помощи антифашистским силам.

Илья Азовский: Жмот просто, или платит всем понемножечку?

Евгений Жилин: Потихонечку, понемножечку, да. Очень жаль, что российские коммерсанты, которые зарабатывают деньги на Украине, никаким образом не помогали в борьбе с этими бандеровцами.

Илья Азовский: Я понимаю, что русские – объект ненависти. Евреи-то украинские им чем помешали? Они тоже в своё время были высланы за черту оседлости.

Евгений Жилин: Евреев они не любят ещё с древних времен. Например, в городе Львове в 1939 году была такая пропорция: 60% – поляки, 32% – евреи, а восемь процентов – украинцы. Фактически это была прислуга у евреев. Их, естественно, не любят.

Илья Азовский: Еще один вопрос – насчет крымских татар: за кого они выступают?

Евгений Жилин: А за кого могут быть татары? Конечно, за татар.

Илья Азовский: Но Татарстан находится в Российской Федерации…

Евгений Жилин: Наши татары ближе к туркам. Не забывайте, что именно от Турции Крым перешел к России, и в случае потери Крыма Украиной Турция будет первая (после России) претендовать на эту территорию.

Илья Азовский: В Турции отдыхает 4 миллиона русских туристов, это же такие доходы для Турции! Думаю, этот аргумент перевесит все остальные.

Евгений Жилин: Территориальный вопрос очень важен, Турция постоянно напоминает, что неплохо бы вернуть Турции «свои исконные земли». По поводу Одессы Румыния тоже предъявляет территориальные претензии.

Илья Азовский: То есть у разлагающейся Украины уже собрались стервятники?

Евгений Жилин: Конечно, ведь у Украины со многими странами не подписаны договоры о совместных границах. Румыния, например, заявляет, что вернет территории, которые «Сталин забрал незаконно» в 1940 году.

Илья Азовский: Короче говоря, дело Антонеску живет и процветает?

Евгений Жилин: Конечно.

Илья Азовский: И мадьяры, вспомнив о Хорти, не откажутся от удовольствия откусить кусок…

Евгений Жилин: Да, именно. Поэтому пусть они отделяются до границ 1939 года, образуя свои западноукраинские земли. Но Европе не нужна эта мертвая часть Украины, на которой нет ничего, только бродят фашиствующие молодчики, которые ненавидят и поляков, и евреев, и русских – вообще всех, кроме себя.

Илья Азовский: Есть ли на востоке Украине национальные лидеры, пассионарии, которые могут повести народ за собой? Думается, ни Кличко, ни Яценюка к таким отнести нельзя. Ведь без лидера не обойтись…

Евгений Жилин: Я.

Илья Азовский: Ну это понятно. А еще?

Евгений Жилин: В Крыму, например, это Аксенов.

Илья Азовский: Ну, успехов вам в вашем трудном деле! Спасибо за интервью и до свидания.

Евгений Жилин: Всего доброго.  

Материал предоставлен общественно-политической газетой «Правда Северо-Запада», опубликовано 5.03.2014

Фото информационного-агентства "Оплот-инфо"

Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле