Завтра в Архангельске +8°CСеверодвинске +9°CОнеге +9°CВельске +11°CМирном +11°CШенкурске +10°CЯренске +11°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, пятница, 02.08.2019 07:20

Дятлов. Адлер. Сходняки…

01.06.2017 11:42
Глава из книги «Архангельск на страже правопорядка» (редактор Николай Прокофьев), выпущенной пресс-службой УВД

Эти судебные процессы в Адлере и Туапсе проходили приблизительно в одно время.

И хотя на скамье подсудимых сидели разные люди, хотя рассматривались совершенно разные уголовные дела, нередко в зале суда звучали одни и те же фамилии, заслушивались одни и те же свидетели, ибо у разных уголовных дел был фактически один сюжет: борьба мафиозных структур за сферы влияния на сочинском курорте.

Действующими лицами в стычках преступных группировок в южном городе оказались и наши архангелогородцы…

В начале 90-х в Сочи в районе гостиницы «Приморская» состоялась необычная сходка. Собрались «крутые мужики». Среди них были и дельцы теневой экономики, и воры в законе, и представители новых хозяйственных структур. В то время кооперативное движение в стране только зарождалось, а иностранное слово «рэкет», перекочевавшее в наш лексикон, звучало странно и непривычно.

О чем шла речь на той сходке — доподлинно неизвестно. Протоколов на подобных собраниях, как вы сами понимаете, не ведут. Тем не менее какие-то сведения просочились. Одни утверждают, что разговор главным образом шел о том, как защитить сочинских предпринимателей от заезжих рэкетиров. Другие говорят, что происходил раздел сфер влияния: кому «брать под крыло» общепит, кому — торговлю, кому — цеховиков.

Так или иначе, а вопросы, поднятые на той исторической сходке, были весьма актуальны. Сочи все сильнее, словно магнит, притягивал к себе различные преступные группировки. Море, солнце, барышни, возможность прожигать жизнь в ресторанах. И деньги. Много денег, которые люди, приехавшие в отпуск, тратят здесь гораздо щедрей, чем у себя дома.

Среди заезжих гастролеров, пожаловавших «на заработки», особо выделялись архангелогородцы. Говорят, что они появились на юге, соблазненные рассказами бывшего сочинского бармена Манукяна (кличка Цазетан). Одно время он работал в Архангельске и живописал дружкам веселый город Сочи, убеждал, что именно здесь настоящий простор для добывания «бабок». Вслед за Манукяном на курорте вскоре объявились Тремзин (кличка Гиря, или Коля маленький), Мещеряков (кличка Щука), Браун, Александр Дятлов (нынешний депутат облсобрания), Шевчук, Пономарев… Двое первых прочно обосновались на курорте, организовав здесь как бы своеобразный форпост. Даже на работу устроились. Тот же Мещеряков, например, числился в кооперативе «Молодежный». Правда, позже, на следствии, ни сам Мещеряков, ни председатель кооператива так и не смогли ответить на простой вопрос: какую работу он выполнял?

Пожалуй, одним из первых, кто весной 1989 года ощутил на себе цепкость рук архангелогородцев, был председатель кооперативного кафе «Елочка» Тимофеев. Схема, по которой действовали Манукян и Мещеряков, была банальной и общеизвестной. Сначала угрозы, затем обещания охранять кафе. И будь любезен — отстегивай ежемесячно по 500 рублей.

Но Манукян вскоре сошел со сцены. Он был убит в подъезде своего дома.

Аппетиты у архангельской группировки между тем росли. Прошло немного времени — и они оккупировали Дагомыс. Тремзин, Мещеряков и другие как заправские хозяева заявлялись в ресторан «Сатурн» или бар «Зодиак». Официанты исправно платили им оброк — по 300 рублей в месяц. Попробовали бы не платить…

Как-то двое архангелогородцев — Дятлов А.В. и Шевчук — предложили свои услуги председателю кооперативного ресторана «137» Савченко: дескать, прими нас на работу, мы будем охранять ресторан от рэкетиров. Первое время они вроде бы «честно» отрабатывали солидную зарплату. Приходили вечером. Садились за отдельный столик и следили за порядком. В конце концов им это надоело. Однажды вместе с Мещеряковым эти «охранники» ввалились к хозяину ресторана. Избили его и, угрожая ножом, потребовали выручку.

Так и жили непрошенные гости на курорте. Весело, говорят, жили.

…Светло-голубая машина марки «Вольво» подкатила к залу игровых автоматов на Театральной площади.

— Смотрите, Коля Гусейнов приехал! — шептались между собой завсегдатаи. Кто с почтением. Кто с восхищением, кто с завистью. Словом, провожали его взглядами так, как обычно провожают знаменитость.

К. М. Гусейнов родился в 1946 году в Дагестане. В 1963 году был судим и приговорен по статье 117 часть 3 УК РСФСР (изнасилование) к 8 годам лишения свободы, в 1973 году по статье 145 часть 2 УК РСФСР (грабеж) — к 5 годам лишения свободы. Работал в кооперативе «Лидер».

Но анкетные данные не дают представления о человеке. Вот как характеризуют Гусейнова те, кто его хорошо знает.

Из показаний председателя кооператива «Лидер» Амбар-цумяна: «Гусейнов исключительно инициативный руководитель, обладающий выдающими организаторскими способностями».

Из показаний свидетеля Силояна: «Гусейнова я знаю как вежливого человека. У нас в Сочи он имеет большой авторитет в преступном мире. Всем известно, что Сочи — это зона Гусейнова, и никто из преступников не может приехать сюда без его разрешения».

Впрочем, авторитетом Гусейнов пользовался не только в преступном мире. Он был вхож буквально всюду. Не потому ли преуспевающий предприниматель Коля имел не только «Вольво», но и еще две машины. Заграничный паспорт позволял ему проводить отпуск в Германии. Впрочем, в этом, наверное, и нет ничего предосудительного.

В организаторских способностях Гусейнова тоже не приходится сомневаться. По крайней мере, по мнению следствия, именно он «открыл» тренера по боксу Теплова и его питомцев — Адушкина, Гаврилова, Юмукяна и других. В свободное «от работы» время они промышляли игрой в наперстки. Чем еще занимались, остается только догадываться. После ареста у Теплова и Адушкина был обнаружен «арсенал» оружия. Даже гранаты имелись.

Для чего, скажите, преуспевающему Коле Гусейнову понадобилась эта группировка? Вот тут-то и возникает легенда: Коля Гусейнов предстает в ней Робин Гудом, защищающим вместе со своими бойцами интересы сочинских бизнесменов, не позволяя приезжим рэкетирам брать их за горло. Так ли это? Но почему тогда Гусейнов молчаливо взирал, как архангелогородцы беззастенчиво «доят» официантов того же Дагомыса? Может быть, группировка ему нужна была для того, чтобы защитить свое влияние, свой авторитет?

Словом, какое-то время Тремзин со своей командой и Гусейнов со своей ничего друг к другу не имели. Они мирно сосуществовали под сочинским солнцем. Но вот между ними пробежала черная кошка! Причиной конфликта считают то, что архангелогородцы зарвались, им захотелось «снимать» больший урожай, а это значит — расширять сферу своего влияния. Сам Гусейнов говорил, что ему начали угрожать. «У тебя сын», — сказал ему Тремзин. Намек был понят. Сына в школу стали возить под охраной.

А официантам Дагомыса Гусейнов приказал не платить больше архангелогородцам ни копейки: «Вы, мужики, должны постоять за себя, а в случае чего мы поможем».

Противоборство между группировками вступило в решающую фазу. Последней каплей, переполнявшей чашу терпения Гусейнова, явилось публичное оскорбление, прозвучавшее из уст Тремзина. Этого Коля уже стерпеть не мог. Иначе его авторитету была бы крышка.

«Разборка» состоялась в Сочи в районе гостиницы «Приморская». Драка была короткой и жестокой. Превосходящие силы Гусейнова обратили в бегство приезжих, а перепуганного Тремзина затолкали в машину, принадлежавшую одному из членов гусейновской команды, и отвезли на Пластунку. Там Коля и пристрелил его.

Было ли это убийство преднамеренным и запланированным? Позже следствие и суд квалифицировали его как убийство на почве ссоры. Сам Гусейнов в своих показаниях заявлял, что Тремзина убивать никто не собирался. Хотели его спрятать и отдать только тогда, когда архангельская группировка уберется из города. А убийство произошло случайно, во время самообороны. Так это или нет, трудно сказать. Показания все время менялись: и на следствии, и на суде.

Но и после убийства «разборка» не кончилась. Гусейнов с приятелями поехали на Пионерскую улицу, где жили несколько архангелогородцев. Громко кричали, требуя, чтобы те вышли из дома. Обещали забросать дом гранатами, затем расколотили и подожгли машину, принадлежавшую жене Тремзина. Те же, кого они требовали на выход, ушли дворами.

Убийство Тремзина в преступном мире не одобрили. Авторитеты заявили, что Гусейнова ждет суровая кара. Колю надо было защищать, и среди сочинских кооператоров и предпринимателей была пущена шапка по кругу. Говорят, успели собрать всего 35 тысяч. После ареста Гусейнова сбор был прекращен.

Отказ от своих первоначальных показаний нередко звучал на судебных процессах, где рассматривались эти уголовные дела. Отказывались, например, от своих показаний официанты и бармены из Дагомыса, которым приходилось ежемесячно платить рэкетирам дань. Отказывались и кооператоры. Впрочем, с самого начала они вели честную игру: уже на следствии заявляли, что на суде станут все отрицать. Потому что им страшно.

Не стоит метать громы и молнии в их адрес за то, что они, побоявшись расплаты, не помогают разоблачать преступников. Представьте: к одному из потерпевших подошли четыре рослых амбала, погладили по голове его ребенка и просюсюкали: «Ах, какой симпатичный малыш, как его жалко!». Да. Ему стало страшно. А вам бы не стало? Причем люди знают, это не пустые угрозы. У тех — руки длинные. Взять того же Гусейнова. Обещанная кара на него все же свалилась. Пока не могут достать самого Колю, попытались убрать его брата. Вечером, когда тот возвращался домой, в него выстрелили. Он забежал в подъезд, а там дежурил человек, который работал на добивание. Убить не убили, а сделали на всю жизнь инвалидом.

Задолго до убийства на Пластунке два активных боевика из группы Тремзина — Мещеряков и Дятлов А.В. — уже были в руках милиции. Их взяли под стражу вскоре после нападения на работников ресторана «137». Казалось бы, появилась возможность изрядно потрепать нагло орудующую группировку. Но не тут-то было.

Тремзин всполошился и, развив бурную деятельность по освобождению своих дружников, грозил всеми карами работнику милиции, задержавшему Мещерякова и Дятлова А. В. Предлагал взятку. Словом, в ход был пущен традиционный джентльменский набор — угрозы и подкуп. Но ничего не помогало. Тогда Тремзин обратился к Гусейнову. Тот согласился похлопотать, однако поставил непременное условие: после освобождения Мещерякова и Дятлова архангелогородцы должны покинуть Сочи.

Гусейнов ли помог или кто другой, но вскоре уголовное дело в отношении Мещерякова и Дятлова по поводу разбойного нападения сначала было переквалифицировано на другую статью, а затем и вовсе прекращено.

Неужели и впрямь своим тогдашним освобождением эти двое обязаны Гусейнову? А почему бы и нет? Коля, говорят, многое мог. Разве случайно, что ему для установки игровых автоматов отводились лучшие места? Разве случайно незадолго до своего ареста он был официально назначен директором шоу-программы концерна «Сокрапол».

Впрочем, и это далеко не все. Имеются сведения, что в то время в выборную кампанию определенные круги планировали выдвинуть Гусейнова кандидатом в народные депутаты горсовета. И вроде бы на эти цели собирались израсходовать весьма внушительные средства. Однако то ли Коля поскромничал, то ли еще что, но этого не произошло.

Судебный процесс по делу Гусейнова и его группы был закончен в начале 90-х. Гусейнов, Теплов и Адушкин были приговорены к четырем годам лишения свободы. Остальные — к шести месяцам.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле