Завтра в Архангельске +3°CСеверодвинске +4°CОнеге +4°CВельске +2°CМирном +3°CШенкурске +2°CЯренске +1°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, суббота, 11.11.2017 03:18
1/3

Возвращение Донса

28.10.2017 15:00
Александр Донской о кокаине, Чумбаровке и Ксении Собчак. Полная версия.

В прошедшее воскресенье бывший мэр Архангельск, ныне успешный московский бизнесмен, блогер и фрик Александр Донской вернулся в родные пенаты. Всего на один день, но журналист «Правды Северо-Запада» Макс Волов успел взять у него интервью, которое мы представляем вниманию наших читателей.

Макс Волов:

— В начале интервью с Чичваркиным вы спросили у него: есть ли темы, которые не стоит затрагивать? Аналогичный вопрос к вам.

Александр Донской:

— Сегодня вот этот человек (показывает на молодого парня из своей «свиты») решил отомстить за то, что я над ним издевался в самолёте, и задал мне плохой вопрос.

Макс Волов:

— Какой вопрос?

Александр Донской:

— Я уже плохо сейчас соображаю, конечно. Но он сказал: вы пошли на предвыборную кампанию можете ли вы признаться, что вы гей? Это был плохой вопрос на самом деле. Вот примерно такой же я Чичваркину задал. Я всегда считал, что Чиваркин — гей. Честно. Почему-то он похож на гея. А когда я уходил, он мне сказал: «Кто бы говорил».

Макс Волов:

— А у вас был секс с мужчиной?

Александр Донской:

— Да, конечно.

Макс Волов:

— Вам понравилось?

Александр Донской:

— Очень.

Макс Волов:

— В афише вашего визита в Архангельск о вас говорится, как о человеке, помогающем воплощать мечты в жизнь. У вас есть мечта?

Александр Донской:

— Да.

Макс Волов:

— Вы её воплотили в жизнь?

Александр Донской:

— У меня постоянно какие-то мечты возникают, и я их воплощаю в жизнь. Есть такая штука, это уже не мечта даже, а нечто большее. Например, я даже не мечтал быть современным художником. Когда я все свои мечты воплотил, я подумал, а что бы я ещё хотел? Блин, а может мне художником стать? Ну, какой я художник, я не умею не рисовать ни лепить.

Макс Волов:

— Но вы же себя позиционируете, как художник.

Александр Донской:

— Сейчас — да. Знаете, есть такая штука, что я мечтал спеть песню — взял и спел. Мечтал сняться в кино — взял и снялся. Мечтал стать блогером — сделал это. Мечтал создать бизнес, при котором у меня будет определённый доход и мне этого будет хватать на всё, что нужно. Сделал.

А потом я подумал, что у меня мечты никакой не осталось. Если бы у меня была мечта — о чём бы я мечтал? Наверно, я стал бы современным художником. И сейчас я это делаю, но это не то, чтобы мечта. Это большее. Понятно говорю?

Макс Волов:

— Если честно, не очень.

Александр Донской:

— Сегодня как раз был разговор на эту тему с моим другом, и мамой, и папой, и со всеми другими людьми, которые мне близки. Я им говорю: меня никто не понимает. Они с этим согласились. Короче, будем говорить на вашем языке человеческом, потому что я инопланетянин.

Макс Волов:

— Фрик? Вы считаете себя фриком?

Александр Донской:

— Да. Фрик. Дивергент. Я могу сказать, что у меня последняя мечта была — стать современным художником. Сейчас она реализована. Выставка готова. Первого ноября открывается.

Новая мечта пока не придумана и сейчас я понял, что зашёл в тупик, как ютуб-блогер. Я думал, что интервью с Чичваркиным посмотрит дох**а народу, а самое главное, что я сделал — про интервью с Путиным. Но его посмотрели 160 тысяч человек, а «Донской хайпит» — дерьмовое какое-то видео посмотрели 2 700 000 человек. И я понял, что я не понимаю, куда дальше двигаться.

Макс Волов:

— Вам кто-то накручивает просмотры?

Александр Донской:

— Да, конечно.

Макс Волов:

— И сколько из миллиона просмотров интервью с Чичваркиным было накручено?

Александр Донской:

— Миллион. Миллион ненастоящие — остальные настоящие.

Макс Волов:

— Последнее ваше видео на «Ютубе» называется «Донской ржот». И за 12 часов набрало почти 150 тысяч просмотров. Вопрос я взял из комментариев под видео: «что за трава, бро?».

Александр Донской:

— В тот момент я не курил траву. Это просто меня рассмешила моя жена. Я над ней прикалывался. Это секрет на самом деле — она это вырезала из видео. Её маму зовут Сауля. Я ей говорю: «Ах ты, сауляшкина дочь» и заржал. Ржал, не мог остановиться потом. Она тоже со мной ржала. А потом она сняла этот кусочек, где я ржу без неё.

Но траву я не курил. Траву я курил всего лишь один раз, когда у меня была депрессия, в это время был в Амстердаме. Депрессия не прошла, я съел кексик с гашишем, мне стало потом плохо. Больше я травы не хочу. 

Макс Волов:

— А кроме кокаина вы что-то употребляете?

Александр Донской:

— Кокаин употреблял один раз.

Макс Волов:

— Понравилось?

Александр Донской:

— Нет. У меня бывает иногда депрессия. У меня вообще два состояния: либо депрессия, либо я возбуждён и очень доволен жизнью. Обычно я выхожу на улицу и разговариваю с какими-то страшными женщинами или мужчинами. Второй вариант — я иду в дорогие гостиницы и там тоже разговариваю с людьми.

И вот в холле одной из гостиниц сидит такая бабища, как фюрер. И говорит с разными людьми на английском, на итальянском. Я к ней подхожу и говорю: «Вы мой фюрер». А она говорит: «Садись сюда».

Я ей говорю: «У меня депрессия». А она: «Тебя надо вмазать». А я боюсь этого всего. Она говорит: «Пойдём в туалет». Пошли в туалет, а она как в кино: вжух-вжух. А я ничего не почувствовал. Я такой человек, наверно.

Она говорит: «Надо тебе ещё раз вмазать». Мы ещё раз вмазали. И я больше не хочу.

У меня на самом деле много внутренней энергии, потому что у меня хорошая жена.

Макс Волов:

— Куда вы эту энергию тратите? Вы читаете книги? Какую последнюю прочитали?

Александр Донской:

— Нет. Я не умею. Смотрите, какая ситуация. У меня плохо с памятью. Я когда вторую страницу прочитал, уже не помню, что было на первой. Люди думают, что я издеваюсь, а я им говорю: всё на одном листочке. Максимум один листочек.

На слух я тоже плохо информацию воспринимаю. Плюс у меня плохое воспитание и плохое образование. Вот даже сегодня на Сульфате, я зашёл в старый ветхий дом, и человек, которого я там встретил и подарил подарок, был более образованный, чем я.

Макс Волов:

— Что вы ему подарили?

Александр Донской:

— Банан.

Макс Волов:

— Вы не считаете, что это издевательство?

Александр Донской:

— Нет.

Макс Волов:

— А вам вообще нравится издеваться над людьми и выставлять их дураками?

Александр Донской:

— Это, кстати, хороший вопрос. Я не хотел бы ни над кем издеваться, но иногда так получается. Возможно, у меня низкая самооценка и я так самоутверждаюсь.

Макс Волов:

— Вы учите людей, как продать себя. А сколько вы стоите?

Александр Донской:

— Два миллиона рублей хотелось бы получать в час. За то, что мне будут е**ть мозги. Потому что это нормально считается. Ну, у меня в голове.

Макс Волов:

— В своём видео-заявлении об участии в президентской гонке вы говорите: «я кандидат против Ксении Собчак». О личности Собчак я ничего говорить не буду, просто потому что её не знаю лично. Познер поддержал Собчак, заявив: «Проголосовав за неё — вы даёте власти знать, что вас не устраивает нынешнее положение дел, что нет для вас подходящего кандидата». И в этом что-то есть. А что стоит за вашим выдвижением?

Александр Донской:

— Мне нравится мнение Познера. Оно очень крутое. Мне нравится заявление Собчак. Оно правильное. Мне показалось это смешным. Как Собчак выложила это видео, я тут же записал ответный ролик. Она против всех, а я против Собчак. Это прикольно.

Мы, кстати, уже давно делаем перевернутую скульптуру Ксении Собчак, которая стоит на голове в юбке такой сексуальной и у неё красивые пяточки. Она же всегда борется с лошадиной мордой и всем остальным телом. И она очень сильно продвинулась. Собчак — красивая, умная женщина.

Мы делаем ей скульптуру, я посвятил ей картину на своей выставке, и тут она заявляет эту фигню, что она — кандидат против всех. А мне показалось прикольно — выступить против неё.

Макс Волов:

— Вы же понимаете, что нет никакого шанса на победу. Это просто хайп?

Александр Донской:

— Ни у Собчак, ни у меня, ни у Навального, ни у кого-то ещё нет этих шансов. Есть шанс только у Путина.

Макс Волов:

— Зачем тогда вообще баллотироваться?

Александр Донской:

— В моём случае получить выгоду.

Макс Волов:

— У вас ведь есть бизнес, который приносит вам хороший доход. Зачем вы вообще снимаете вот эти бредовые ролики? Вы читали под ними комментарии?

Александр Донской:

— Иногда читаю. Но вообще редко, потому что, когда появляются комментарии под видео — не важно, плохие или хорошие, — это поднимает тебя в топ. Это выгодно. Чем больше комментариев — тем лучше. Плохие или хорошие — неважно.

Макс Волов:

— То есть вы имеете с этих роликов какие-то деньги?

Александр Донской:

— Да.

Макс Волов:

— Сколько?

Александр Донской:

— По-разному. Зависит от ситуации. Бывает ничего не получаю, а потом получаю. Сегодня мы сняли чисто высосанный из пальца ролик про «Аэрофлот». О том, что это ох**нная компания. «Аэрофлот» мне за этот ролик не заплатит, но другая компания, которая этот ролик увидит — заплатит.

Макс Волов:

— Как вам вообще пришло в голову пройтись по Арбату в обо**анных трусах? Это ведь было не г**но?

Александр Донской:

— Хороший вопрос. Странно, что его никто не задавал. Ситуация такая. Я постоянно борюсь со страхами. У меня вообще много фобий. Я подумал, что самый большой страх — публично обо**аться.

Я ведь всё равно когда-нибудь буду стареньким дедушкой, пойду в белых штанах по Арбату, нечаянно пукну и у меня на ж*пе появится коричневое пятно. Тогда я уже не буду думать, что борюсь со страхами. Так бы, в здравом уме я бы не пошёл. А потом я думаю, а хе**и ждать старости?

Пошёл в «Красти краб», кафе, которое я сделал, и говорю девочке, которая там рисует аквагрим детям: «Нарисуй мне пятно на трусах». Вышел, снял ролик, выложил в Интернет, и он набрал 870 000 просмотров за один день.

Зачем я это сделал? Чтобы преодолеть страх. После этого мне стало легко и на всё по**й.

Макс Волов:

— У человека же не может быть одного страх. Появился другой? Сколько вы перебороли страхов?

Александр Донской:

— Не считал. Это как задавать вопрос: сколько было женщин? Это глупо. Какой-то др**ер может считать.

Самый большой страх, который у меня есть, но я не хочу его перебарывать — прыгнуть с парашютом. Я решил, что не буду этого делать.

А самое паршивое в той истории с трусами, что мне все родственники написали: зачем ты это сделал? Племянник мне сказал, что его в школе теперь дразнят, потому что его дядя ходил в обосранных трусах.

Макс Волов:

— За какой поступок вам было стыдно?

Александр Донской:

— Больше всего мне было стыдно за то, что я обосрался в эфире «Поле чудес». Там было слово из 5 букв, а я назвал из 6. Это реально позор так ступить. Я знаю, что я неграмотный, но быть настолько тупым — это просто пи**ец.

Макс Волов:

— Зачем вы разбили туалет в следственном изоляторе Архангельска в 2007 году?

Александр Донской:

— За то, что я сжёг бюллетень, который был на выборах Президента — Мне предъявили, что я хотел устроить пожар. Меня пересадили в изолятор. А я и так не люблю ограничение свободы, а мне в СИЗО её ещё ограничили. И я расх**чил этот унитаз.

Макс Волов:

— Чем?

Александр Донской:

— Ногами. Вы если хотите дома разбить унитаз — вы легко это сделаете. Вы хе**чите его ногами, а когда оторвёте — кидаете его об пол и всё. Он разбивается вдребезги.

Макс Волов:

— Вы возместили ущерб?

Александр Донской:

— Нет.

Макс Волов:

— Когда вы были в Архангельске последний раз?

Александр Донской:

— Я честно не помню. Помню, что надо было съездить к маме и ещё что-то. На один день я приехал и уехал. И я думаю, на**р я сюда приезжал.

Макс Волов:

— А сейчас вы так не думаете?

Александр Донской:

— Сегодня было прикольно, странно. Правда, в аэропорту никто не встретил почему-то. Я думал, что будет Древарх. Он сказал, что точно будет и что мы будем сажать дерево. Я думаю, на**й это дерево, потому что он в одном месте его вырывает, в другом сажает, а оно потом умирает.

Макс Волов:

— Кто круче: вы или Древарх?

Александр Донской:

— Когда я записывал с ним интервью, мне хотелось понять, он реально ё***тый или ё***тый в хорошем смысле слова. В итоге я не понял. Поэтому я не могу сказать, кто круче. Я ему не завидую, вот в чём дело. Он в этом одном образе находится долгое время. Я так бы не хотел.

Макс Волов:

— А о вас ведь многие думаю также.

Александр Донской:

— Я знаю, что большинство людей так думает. Что я такой же, как Древарх или даже хуже. Но на меня это никак не влияет. Мне это нравится. Я много бываю за границей и такого человека, как Древарх я не видел.

Есть, например, Андрей Бартенев, модельер. Он вроде как Древарх, но он же умный. Он зарабатывает деньги.

Макс Волов:

— Древарх тоже зарабатывает и судя по всему неплохо.

Александр Донской:

— За границей или в Москве Древарх мог бы зарабатывать больше. Он реально особенный. Но он же в Архангельске. Я ему сам говорил: «Чего ты не в Москве?». И сегодня он не приехал скорее всего потому что ступил. Он почти всю свою жизнь тупит. В этом проблема.

Макс Волов:

— Какие изменения в Архангельске отметили за время вашего отсутствия? Как вам «обновлённая» Чумбаровка?

Александр Донской:

— Я ничего не заметил. С Чумбаровкой возникла такая ситуация. У меня один человек спросил: как вам изменения в улице? А я увидел только, что плитка стала меньше. Но я не понял, зачем это сделали. Мне нравилось, как было раньше. Но это моё субъективное мнение.

Ещё один знакомый чувак до поездки сказал мне, что Чумбаровку раскопали. Я думаю, ну и х*р с ней. Раскопали и раскопали.

Когда был вопрос о том, чтобы привести её в порядок — там была просто ж*па. Канава. Классно, что я её начал делать, Павленко доделал.

Макс Волов:

— Вы были мэром. Зачем подобные абсурдные вещи вообще делают в городе? На это ведь потратили больше 30 миллионов, а стало только хуже.

Александр Донской:

— Я знаю, что все чиновники осваивают бюджетные деньги. Надо спросить у Орлова, который губернатор. Зачем обновлять Чумбаровку?

Макс Волов:

— Наверно надо это спросить у теперь уже сити-мэнеджера?

Александр Донской:

— Это абсурдное заблуждение, особенно когда спрашивают это умные люди, как вы, например. Но вы наверно прикалываетесь надо мной. Сити-мэнеджер ни**я не решает. Его поставил Орлов, то есть он и отвечает за то, что в городе происходит. Сити-мэнеджер не является самостоятельной личностью.

Макс Волов:

— Вы всё ещё выдаёте замуж близняшек из Казани?

Александр Донской:

— Они меня кинули. Они не отвечают на звонки. Мне самому интересно, что произошло. Возможно, им родители что-то сказали.

Я считал, что это круто. Я выдаю их замуж за олигарха. Знакомлюсь с этим олигархом, и мы делаем бизнес.

Макс Волов:

— Это же сутенёрство.

Александр Донской:

— Ну, нормально, чё…


Также смотрите специальный выпуск «Сказок бабушки Галины» с Александром Донским. 

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24
Создатель проекта — Илья Азовский
Контакт с редакцией — muhomor-pr@yandex.ru

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле