Завтра в Архангельске +21°CСеверодвинске +16°CОнеге +21°CВельске +22°CМирном +22°CШенкурске +22°CЯренске +7°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, пятница, 15.06.2018 19:56
1/6

Дмитрий да Винчи

15.06.2018 15:59
Мыслитель, художник, писатель из Архангельска Дмитрий Трубин презентовал «Хизу и Брамбуляку». Книгу. Детскую. Крупчак помог, не задумываясь…

Архангельск. Областная научная библиотека имени Добролюбова. После обеда. Художник, мыслитель и писатель Дмитрий Трубин презентовал написанную им самим и им же проиллюстрированную книгу.

Он был чуточку взволнован. Ибо, мастер.

Мастер всегда пребывает в волнении — неважно, первое творение представляет массам, или уже сотое. Приступает к сотворению в первый раз, или в сотый.

Нет волнения — нет и мастера. Есть волнение, значит мастер жив.

Он выглядел усталым, но счастливым. А как должен ещё выглядеть мастер, который представляет миру свой шедевр. И неважно — первый ли шедевр, или сотый.

Ибо, для мастера окончание одного шедевра — это первая ступень к сотворению следующего.

Трубин явно вдохновлен, открыт, прост в общении. Как прост любой мастер. Ибо, душа мастера всегда открыта…

У знатоков-книгочеев есть поверье — открой 99-ую страницу новой книги и начни читать: вштырит — твоя, не заденет струн души — клади на полку.

Корреспондент ИА «Эхо СЕВЕРА» открыл. На 99-й странице не оказалось текста. Там была иллюстрация.

Трубин именно иллюстрирует книги. Слово иллюстрирует для него принципиально. Нарисованное им — творение, а не дизайн. Нарисованное им имеет смысл. Такой же равнозначный, как и текст.

— Книга без иллюстраций, как и наоборот — творение не полноценное, — сказал Мастер. — У меня же все гармонично.

С открытой 99-й страницы повеяло сентиментальностью и разумом. Значит, свезло…

Свезло держать в руках шедевр. Впрочем, у Трубина иначе не бывает — будь-то полуэротическая серия картин «Из жизни гвоздей», или грандиозная серия о событиях на Лысой горе 2-х тысячелетней давности, а как великолепны полотна с ликами его музы, любимой супруги — держательницы его домашнего очага, очей художника очарования.

Чем-то рисунки в книге «Хиза и Брамбуляка» по стилю напоминают мультик «Ёжик в тумане» — им умиляются все: олигархи, зэка, дети, поэты, гопники, барышни — вся великая страна и всё смотрящее зарубежье.

Потому что мультик искренний. Очень искренний, до глубины души, до слез умиления, до самых тонких фибр сознания.

Вот и Трубин искренен во всем — в рисунках, полотнах, книгах, рассуждениях. Задумчив взглядом, быстр в работе, тверд в убеждении, что его труд всегда востребован. Ибо, гений.

Да, Гений, а что тут стесняться.

Эту книгу Дмитрий писал 20 лет. Росли его дети, утолщалась рукопись. Дмитрий, при этом, не уходил из детства. Выходил — да, но ненадолго, но потом снова возвращался в детство.

Так и писалась книга. Писалась, писалась. Писалась, писалась. А потом, раз — пришло вдохновение и быстро, воодушевленно, будто водопад с гор — пошло художественное творчество.

И когда труд подходил к завершению (концу не говорится, поскольку конца у настоящего художника не бывает)…

Когда оставалось совсем чуть-чуть, Дмитрий понял, что надо издавать.

Рука сама потянулась к телефону, пальцы быстро и уверенно набрали заветный номер…

— Здравствуй, Дима.

— Здравствуйте Владимир Ярославович.

Это был Крупчак. И Крупчак настоящий — всё тот-же, которого Дмитрий знал и по молодости: общительный, сентиментальный живой. Но уже дедушка.

Он не стал задавать лишних вопросов, просить зачитать в лицах.

Трубин — это само по себе и оценка качества и высочайший стандарт художественности, и сентиментальность — чувство столь редкое в наше время.

Так книга увидела свет и сейчас будет радовать детишек и их родителей. Всех взрослых, не потерявших чувственность будет радовать. Ибо, если к детской книге тянутся руки взрослого, то это значит, что книга хорошая и взрослый — он человек.

Вот так просто формулируется аудитория. Книга Трубина для людей.

Просто Брамбуляка Трубин говорил со своим чилдреном Хизой. А книга писалась сама. Не придумана, не натянута.

От того и проста. От того и жива.

А теперь слово Мастеру.

Могущий читать — да прочтет, могущий только смотреть — да просмотрит.

Предлагаем два варианта беседы с мастером: печатный и видео. В добрый путь с Хизой, Брамбулякой и Нашим Трубиным…

P. S. Ну, а следующим шедевром Трубина станут Норвежские страшные сказки. Кто в них будет троллем Дмитрий сказал в кулуарах презентации: «ты, Илюха» — молвил Мастер, обращаясь к главному редактору «Эхо СЕВРА» Илье Азовскому.

Азовский от счастья потерял дар речи, но спохватившись, перефразировал Шекспира: «С ваших рук, хоть троллем быть готов я».

Далее — стенограмма беседы журналистов и Мастера:

Корреспондент ВГТРК: «Поморье»

— О чем эта книга, что там за истории и кому они могут быть интересны?

Дмитрий Трубин:

— Это сказочная книга, персонажей которых зовут Хиза и Брамбуляка. Про имена ничего не могу сказать, они появились 22 года назад, и я уже не вспомню, как они появились. Так или иначе, они появились давно и теперь ожили.

На самом деле, истории крайне автобиографичны. Я, как чукча — что вижу, то пишу. Иносказательно описаны мои взаимоотношения с дочкой и женой. Они себя видят в Хизе, я себя в Брамбуляке. Нам весело, надеюсь, что и читатели тоже повеселятся.

Корреспондент ВГТРК: «Поморье»:

— Эта книжка только для малышей?

Дмитрий Трубин:

— На самом деле нет, может быть, я какой-то нравственный урод, но я страшно люблю детскую литературу. Я люблю ее читать и перечитывать. И, как теперь говорят, меня вштыривает. Получилось так, что я с детства вырос в семье, где имели представление о литературе, с детства прививали вкус к качественному чтению.

На самом деле, можно ведь читать любую ерунду, а выбрать то, что действительно достойно чтения может не всякий.

Корреспондент ВГТРК «Поморье»:

—  Если прочитать вашу книгу, то чему можно научиться?

Дмитрий Трубин:

— На самом деле многому… Жизни … да даже если и не научатся… Литература не всегда пишется, чтобы учить кого-то. Получить некие представления, увидеть себя, узнать себя в Хизе и Брамбуляке. Я думаю, что очень многие узнают себя в этих персонажах, даже боюсь, что каждый.

Эта книга о простых человеческих ценностях. Пусть это Хиза и Брамбуляка, они такие же человечки, хоть и лесные.

Корреспондент ВГТРК «Поморье»

— Кто сможет прочитать эту книгу и где ее можно будет найти?

Дмитрий Трубин:

— Прежде всего, в библиотеках, ну и счастливые работники Титана и АЦБК, которые получили эти книги.

Илья Азовский:

— А простые граждане где могут ее приобрести?

Дмитрий Трубин:

— Купить ее, к сожалению, невозможно, она не продается…

Илья Азовский:

— В смысле? Как Джоконда?

Дмитрий Трубин:

— Почти, но мы-то знаем, что Джоконда однажды продавалась. Просто когда-то ее вовремя купили.

Илья Азовский:

— То есть своим произведением вы Джоконду переплюнули?

Дмитрий Трубин:

— Илья, конечно переплюнул. Безусловно. Вы ждали этого ответа? Да, я переплюнул Джоконду. Там есть целая глава «Мона Лиза», посвященная знаменитой картине, так что даже не читая, ты своим журналистским оком смог прозреть целую главу.

Алексей Липницкий, «Бизнес-Класс»:

— Но у Леонардо не было такого спонсора.

Дмитрий Трубин:

— У Леонардо были другие великолепные спонсоры. Банкиры, меценаты, князья…

Алексей Липницкий, «Бизнесс-Класс»:

— То есть, традиции живы?

Дмитрий Трубин:

— … Папы римские, Цезарь Борджиа, и так далее.

Илья Азовский:

— В те времена просто не было целлюлозобумажных комбинатов.

Дмитрий Трубин:

— Вот это была беда, но на самом деле, бумагу уже варили вовсю.

Илья Азовский

— Чисто творческий вопрос. Как художник художнику, что сложнее было: писать текст или рисовать?

Дмитрий Трубин:

— На самом деле и то и то приносит удовольствие, но поскольку тексты я пишу в течение двадцати лет, а рисовал месяца 2-3, то могло показаться, что рисовать было легче. Может быть так, а может и нет. Я сам не знаю.

Илья Азовский:

— 20 лет?!

Дмитрий Трубин:

— Ну, тогда я НАЧАЛ писать. Я возвращался, время от времени дописывал какие-то сказки, а где-то года два назад я дописал сказки, которых не хватало до книжного формата. Развил тему и завершил книгу.

Илья Азовский:

— Мы помним вас еще по «гвоздям», по «лысой горе». То есть все ваши творческие изменения, как художника, отразились в этой книге.

Дмитрий Трубин:

— Конечно, в литературе -  нет, не отразилось. Потому что литература или то, что я делаю в литературе, это не так сильно преломлялось, как моя живопись. Я себя чувствую художником, а не писателем. Просто в русской и советской традиции огромное количество художников детской книги писали тексты для детей и собственные книжки. Мне хотелось быть в этой традиции. И мне кажется, что я в это русло вошел.

Илья Азовский:

— И, все-таки, вы взрослый, состоявшийся человек, который занимается творчеством для детей. Вы кто-то типа Юза Алешковского, он для вас был творческим прототипом?

Дмитрий Трубин:

— На самом деле, нет. Конечно, я люблю Юза Алешсковского. Хотел сказать, что я его иллюстрировал, но нет. Зато я иллюстрировал Эдуарда Тополя, который тоже писал детские книжки, о наличии которых у Тополя мало кто знает.

В любом взрослом человеке, особенно в художнике, живет определенное детское начало до самого конца. Я все еще остаюсь ребенком, когда хочу и перестаю им быть тоже, когда хочу.

Илья Азовский:

— Ну и главный вопрос, который задается любому художнику: какие ваши дальнейшие творческие планы?

Дмитрий Трубин:

— Сейчас я делаю книжку «Страшные сказки Скандинавии». Выбрал самые страшные. В детстве я очень любил страшные скандинавские сказки, любил пугаться и тоже решил всех напугать.

Илья Азовский:

— У троллей тоже будет определенный типаж?

Дмитрий Трубин:

— Разумеется. Тролли будут, будут разные. На кого-то будут похожи, разумеется.

Илья Азовский:

— Это будут не политические фигуры?

Дмитрий Трубин:

— Нет-нет, меня совершенно не занимает политика. У меня давно все определено и ясно. Взгляды мои не меняются.

Илья Азовский:

— То есть аполитичные тролли?

Дмитрий Трубин:

— Тролли будут абсолютно аполитичны, несмотря на то, что будут иметь разные цвета. Красный, белый, синий, да любой, но это будет вне политики.

Илья Азовский:

— То есть, как у Тарантино в «Бешенных псах»: мистер тролль Голубой, мистер тролль Коричневый, мистер Тролль Серый…

Дмитрий Трубин

— Мне кажется, я уже знаю кто мне навевает образ Тролля. Это вы. Вы и бедете Троллем.

Илья Азовский:

— Из ваших рук хоть Троллем быть готов я (а-ля Шекспир).

Конец цитаты.

Далее — видеоверсия беседы Мастера с журналистами…


Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле