Завтра в Архангельске −3°CСеверодвинске −5°CОнеге −3°CВельске −2°CМирном −2°CШенкурске −3°CЯренске −2°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, понедельник, 04.02.2019 16:39

Громче и нахрапистее…

31.01.2019 14:13
Профессиональные революционеры, монополизировав правду, нашли способ разрушения государства. Начали с уничтожения в России демократии.

Сперва факт. Не просто факт, а неоспоримый факт. Организаторы мусорных митингов в декабре 2018-го года объявили на пресс-конференции о том, что граждане отправили в Архангельское областное Собрание 20 000 обращений. Дескать, граждане отправили.

Так вот. Большая часть этих обращений оказались фейком. Организованным, написанным под копирку фейком. Далее, организаторы экшена где-то незаконно приобрели базу персональных данных и завалили областное Собрание обращениями.

20 000 обращений за день. Чтобы их зарегистрировать весь аппарат областного собрания работал день и ночь и выходные тоже.

Скажите, чем виноваты простые клерки, работники аппарата? У них тоже есть семьи, дети, собачки. Они тоже хотят жить.

За что их наказали профессиональные революционеры, которым надо было отчитаться перед боссами о проведенной протестной акции.

Но, видимо, база данных была липовой. В итоге среди обратившихся в Архоблсобрание (ЯКОБЫ) недовольных мусором граждан оказались уже год как мёртвые, давно мёртвые, дети в возрасте 3 лет. Люди, давно покинувшие не только Архангельск, но и даже страну.

Или как вам, когда по указанному адресу Зеньковича, 52 располагается 12-квартирный деревянный дом, а квартира указана № 84.

Это факты. В редакции есть доказательства (их можете посмотреть и даже изучить в конце текста).

И эти факты представлены во все СМИ. Но СМИ (и даже областное ТВ и государственные СМИ) боятся об этом писать. Журналисты боятся быть ошельмованными.

Перед выходом этого материала неизвестные обоссали здание АГТРК «Поморье», а в «Медиа-клубе» «Поморье» обозвали «Помойкой».

Так, почище запрещенного в России ИГИЛа, в нашей стране с позволения правоохранительных органов, запугиваются люди, создается обстановка страха и ненависти с полнейшей монополизацией права говорить правду.

Я, как главный редактор «Эхо СЕВЕРА», не за Шиес и не против Шиеса. Я вообще не про мусор и не за мусор. Я против террора. Общественного террора.

Ибо, умный. И как всякому умному мне ведом страх. Ведь только дурак не имеет страха.

А ещё дело в том, что я участвовал в межнациональных конфликтах в СССР в начале 90-х.

Я видел залитую кровью Фергану и истерзанную Абхазию. Просто в один момент группе узбеков перестало нравиться жить рядом с турками-месхетинцами. Сначала тоже были слова и протест.

Власть не реагировала, и в итоге горы расчлененных тел. Революция, сделанная руками профессиональных революционеров из Хесбутахрир (оговорка — организация запрещена в России).

***

Это случилось в Архангельской области примерно год назад. У неких персон, ранее никому не известных, ничем ранее не примечательных, авторитетом в обществе не располагающих, никакими заслугами не знаменитых, появилась монополия на правду.

Монополия на то, чтобы иметь своё мнение. Монополия на то, чтобы устраивать гражданские казни, шельмовать, уничтожать морально. Пока морально…

Ещё раз — никакого авторитета и значимости, а значит и права присваивать себе право на истину, у них нет. Почему же тогда они завладели монополией на правду?

Ответ прост: они громче. Они нахрапистее. Они не обременены принципами. И они не пуганные.

Они, это:

Здесь цитата по федеральному изданию SM News:

Секушин Дмитрий Юрьевич, 45 лет:

— думает, что он гражданин мира, не признаёт Власть;

— считает себя самым лучшим PR-менеджером города, возможно, и всего Мира;

— имеет странные увлечения, такие как публиковать на своей странице каждую пятницу фотографии с полуголыми девушками;

— очень пытался стать лидером команды Навального в Архангельске, но и тут не смог добиться успехов;

— в прошлом году попытался заработать на пиаре Никиты Исаева, и снова неудача.

Песков Александр Юрьевич, 22 года:

— начинал политическую карьеру в общественных движениях, но слишком много там надо работать, не по силам оказалось;

— больше полугода активно агитировал за Навального, там деньги шли без особых усилий, как только Навальный перестал давать деньги, Александр тут же его кинул;

— забил на учёбу, почти там не появлялся, за что и был отчислен, но по его заверениям, виноваты коварные власти;

— сам признался, что страдает шизофренией;

— был пойман на краже шоколадной пасты из супермаркета;

— нигде не работает, зато постоянно устраивает сборы средств с сердобольных граждан;

— проживает в квартирах активисток, которых часто подставляет под административные штрафы.

Школина Ольга Анатольевна, 41 год:

— заработок имеет от посуточной сдачи квартир;

Конец цитаты.

К ним в офисы не врывались менты, их не ставили к стенке, их не держали в сырых одиночках централов, у них не выносили дома. Их в 90-е не вывозили на объездную и даже не увольняли за вольнодумство с работы.

В лучшем случае, ласковый полицейский поинтересуется чем-то вежливо и то, под прицелом протестантских гаджетов.

Дискуссия в обществе, как и демократия с плюрализмом грубо размазаны, растёрты и превращены в хлам хамством, угрозами и громкостью.

Примерно, как звуки скрипки заглушает медная группа военного оркестра. Как сапог давит пенсне профессора. Как тонет голос разума «очнитесь!» в гулком вое толпы.

Бывшие навальники, полуанонимные жестянщики из Интернета, анонимные телеграфисты нестройным, но дюже громким лаем заглушают звуки разума и сеют хаос.

Хаос в систему правопорядка, хаос в обществе, хаос во власти.

Под маркой мусорных протестов, и коррумпированности всех, кто хоть как-то причастен к власти разрушается основа государства, растаптывается право. Общество погрязло в ненависти, информационное пространство наполнено агрессией и злобой.

Как-то забылось, что Россия, она хоть и Федерация, но единая страна и призывы к суверенитету отдельных регионов называется сепаратизмом — никак иначе. Регулярные сепаратистские призывы, типа «валите москвичи с нашей поморской земли», формируют состав преступления, как действия, направленные против государственного устройства.

Это к тому, что шлюзы реально открыты — никто никого не щемит и не прессует.

Вроде как сегодня всем разрешили говорить. Почему разрешили и кто спонсирует их — вопрос на который могут ответить только они сами.

В итоге, получилось так, что затыкают оппонентам рот те, кому говорить разрешили.

Архангельские профессиональные революцинеры создали целую монополию на мусорные митинги в области. Они не желают делиться своей «славой». Вспомним, как они ревностно отнеслись к митингам, которые организовала партия КПРФ за день до их, так называемого, «Единого дня протеста».

«Мы встречались с руководством Архангельского отделения КПРФ, но взаимности с их стороны, к сожалению, не увидели.

В общем, мы никого не отговариваем от участия в акции КПРФ, но напоминаем, что вся область, В ТОМ ЧИСЛЕ И АРХАНГЕЛЬСК, выходит на митинги ВТОРОГО ДЕКАБРЯ — 2.12!»

Метаморфоза.

И вот уже нельзя молвить ни слова, ни мнения.

Мнение стало в обществе одно — против всего. Против власти, против мусора, против государства.

Воцаряется анархия. И это кончится плохо. В один момент устои рухнут и тогда…

1917-й. И не поздоровится никому. Революция не щадит никого. И что самое главное, она если начинается, то остановить её очень трудно.

К слову, вспомним, что революция пожирает своих детей.

Метод, с помощью которых группа активистов сожрала общественное мнение и голос разума, прост. Единственная технология — это не дать говорить.

Ярче всего это видно на примере событий в Урдоме 29 января.

Телефон с включенной камерой в морду оппоненту тык и всё — он обезоружен. Далее дело техники — главное начать говорить одновременно с тем, кому в лицо тычут гаджетом. Говорить много не надо — ключевые слова «вы заодно», «с вами всё ясно», «вы против народа». Голос за кадром всегда будет звучать громче, а человек, которому тыкают в лицо камерой — выглядеть глупее.

Средство борьбы с этим только включенная в ответ камера, снимающая искаженные злобой лица. Но те, кто хотят докопаться, истину не ищут, ищут хайпа. И в этом их проигрыш. Заведомый.

Второй способ — извращать и передергивать события, не обращать внимания на нюансы. Тот же день. Урдома. В автобусе обнаружены жители Яренска. Звучит тезис «зачем вы на собрание в Урдому приехали».

И ни слова о том, что это было собрание жителей района. И Яренск тоже Ленский район.

Или, когда в кадре 40 человек, запросто можно объявить 200. Ведь на правду монополия, а все кто говорит «здесь 40» тут-же будут оскорблены, ошельмованы, опозорены.

Ну и последний метод: запугивание и угрозы: «не играйте с огнем», «не допустим» и…

«Сожжем».

Сжечь. Это слово стало культовым понятием для «мусорных протестов. Главным аргументом. Сожжем технику. Сжечь Москву. Именно лозунг «сжечь Москву» отчетливо виднелся на митинге в начале декабря в Архангельске.

Мистер Песков (один из «революционеров Поморья») потом вяло доказывал, что это, дескать, имелись в виду слова Кутузова, сказанные в 1812 году.

Будто на дураков расчитано.

Что за Москву хотят сжечь протестующие в Архангельске? Булгаковские Чистые пруды. Их застенчивые ивы?

Они не думают. Чем злее, тем лучше. Хайповее.

Хайп — как средство получить лайки, стать «халифом на час», возможно, сделать первый шаг в политику.

Ну, а для кого-то протест — бизнес. Вот фрагмент пресс-конференции, которую провели мистер Секушин, Песков и Школина — организаторы злобного митинга в начале декабря.

Там Координатор митингов Дмитрий Секушин назвал источники финансирования и примерную стоимость подготовки к прошедшим акциям протеста:

Илья Азовский:

— Все эти митинги, листовки, значки стоят денег. Сколько вы потратили на все это и кто вас финансирует?

Координатор Дмитрий Секушин:

— Потратили мы порядка 70-ти тысяч рублей. Все эти средства были добровольно пожертвованы гражданами. Никакого иного источника финансирования у нас нет.

Илья Азовский:

— Так ли необходимы эти значки?

Дмитрий Секушин:

— В данном случае, это маркетинговый ход. С этими значками у людей возникает чувство общности, сопричастности. Это, своего рода, акт пропаганды. Это важно.

Не будем анализировать сумму в 70 тысяч. Хотя даже в самом дорогом рекламном агентстве Архангельска подобная «шалость» стоила бы тысяч 30-40. Никак не 70.

Вопрос в другом. Почему 70, если по самым скромным подсчетам, собрано на протест пожертвований граждан было на 120 тысяч. Где ещё полтос?

Коммерческая тайна?

Значит, бизнес.

А что люди, которые тысячами приходят на митинг. А это для заправил всего этого процесса, лишь массовка. Даже не паства. Без массовки — они пустышки.

Схлынет мусорный протест, найдут новый повод побаламутить народ. А народу что? Народу зрелищ надо. Скучно стало жить, пора в революцию поиграть. Мол, и я там был, и я Москву сжигал.

P.S.

Протестовать. И уже не важно против чего. Вот слоган дня профессиональных революционеров. Свежий пример…

Диванные писатели в соцсетях и рефлексирующая интеллигенция Архангельска начала очередную протестную акцию — на сей раз решили отстоять кирпичный сарай, который гордо обозвали кинотеатром «Искра».

Удивительным образом, сараеподобное убожество мигом превратилось в умах профессиональных протестантов чуть ли не в объект культурного наследия.

Аргумент смешой: дескать, именно в «Искре» когда-то впервые в Архангельске проходила премьера советского блокбастера «Свадьба в Малиновке».

Маразм.

Нет, не маразм. Тенденция. Всё, что ни делается властями — вредного, полезного, нужного, или не очень. Всё тут же подвергается шельмовочной аналитике

То есть, как у Ноггано в песне про Армию:

Всё что лежало, висело, стояло,

Елось, пилось, забивалось, забивало,

Белилось, горело, красило, передвигалось,

Нами бессовестно запускалось в отрасль

Тотального качественного жесткого торча.

Только не торча, а опротестования.

Постепенно, от протестов против пенсий и мусора, пивзавода и морвокзала, они скатились до маразма: теперь объектом приложения неистовой силищи стал сарай.

Да. Именно сарай: превращающаяся в рухлядь, пустующая много лет, ни к чему не пригожая конструкция, по форме напоминающая почтовый ящик. Только каменный.

Уже как лет 10 каменная коробка стоит, не принося никому пользы. Объект конструктивно, технологически и даже морально не просто устарел.

Он умер. И никто о нем не вспоминал, кроме собак ссущих на углы. Пока…

Пока власти не задумались о том, что в весьма козырном месте стоит разлагающееся убожество и с этим надо что-то делать.

И тут поперло общественников, скатившихся до маразма. Их винил давно заело. Игла проигрывателя затупилась, царапая одну и ту же борозду.

Илья Азовский, главный редактор Информационно-аналитического Агентства «Эхо СЕВЕРА» и газеты «Правда Северо-Запада»

Материал проиллюстрирован фото, сделанным в храме Мулкиригала (Шри Ланка). Это так называемые врата ада…

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле