Завтра в Архангельске −3°CСеверодвинске −5°CОнеге −3°CВельске −2°CМирном −2°CШенкурске −3°CЯренске −2°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, суббота, 23.02.2019 11:02

Человек Эпохи Возрождения. Часть первая

23.02.2019 11:02
Данной публикацией «Эхо Севера» открывает цикл материалов об истории модельного искусства, связанного с этим бизнеса и судьбе одного конкретного человека, который напрямую влиял на тенденции целого ряда течений, так или иначе связанных с подиумных показов и жизни за их кулисами.

Речь пойдет о Валерии Кирчигине — человеке, открывшем для советского человека мир европейской моды. В ответ Европа получила от него возможность работать с архангельскими красавицами-моделями, мастерство которых было доведено Валерием до совершенства мировых стандартов.

Этот и следующие материалы — эксклюзивное откровение одного из отцов-основателей модельного искусства в России и главного мэтра моды Архангельска. Валерий Кирчигин принял решение поделиться с редакцией «Эхо Севера» историей своего творческого пути целиком и полностью.

Это значит, что читатель сможет узнать подробности переплетения мира моды с общественной и политической жизнью Архангельска, которые ранее были доступны исключительно узкому кругу лиц, разной степени высоты положения.

Возможно, для многих станет откровением, но девушки из Архангельска, воспитанные героем статьи, занимали уверенную позицию в российском модельном бизнесе, со всеми вытекающими пикантными подробностями.

При этом, за всем внешним пафосом и скандалами стоит спокойный, высокодуховный и тонко чувствующий искусство профессионал масштаба страны, посвятивший себя исключительно Архангельску

Существует мнение, что в Советском Союзе не было не только секса, но и моды, в целом. Рассказы про два вида пиджаков от фабрики «Большевичка» — серый и черный, добавляют веса этой позиции. Но в реальности все было не совсем так.

На самом деле, большая тайна, как из общества, построенного вокруг тяжелой промышленности, родились столь утонченные личности, как Вячеслав Зайцев, Валентин Юдашкин, и герой этой статьи, о котором речь пойдет чуть ниже.

Так или иначе, мода в СССР была, были и свои кутюрье, причем с Зайцевым считались такие мэтры, как Кристиан Диор и Пьер Карден.

Более того, вышло так, что российские модельные агентства и Модные Дома не стали придатками мощнейшей индустрии Европы и Америки, а заняли собственную, в чем-то уникальную нишу. Зайцева стали называть «Красный Диор», не в насмешку, но признавая в нем мастерство, достойное того самого «Диора».

Настоящий «большой взрыв» в мире советской моды случился под самый закат государства. Политика гласности и открытости приоткрыла советским гражданам окно в совершенно-другой мир. Соответственно, нужны были и те, кто продемонстрировал бы этот новый мир.

Именно в это время загорается звезда человека, получившего вскоре общероссийскую и европейскую известность.

Многие могут назвать резкий старт и успешный старт совершенно иного для молодого Кирчигина этапа деятельности счастливой случайностью, но сам герой считает это Божьим проведением.

Спорить сложно, ибо в один момент в жизни Валерия Кирчигина и в культурной жизни Архангельска случился переворот масштаба страны.

Валерий, как и большинство советской молодежи получил техническое образование и несколько лет, по настоянию отца, трудился главным инженером на строительстве дорог в Карелии, а после в Дубне, что в Тульской области.

Кирчигин отдает должное, как отцовскому воспитанию, так и первому роду деятельности, где молодой человек получил, так пригодившийся в будущем, управленческий опыт: в Карелии молодой главный инженер имел в распоряжении 150 человек, коими весьма успешно руководил. В 24 года.

Однако душа лежала вовсе не к цифрам и госпланам. Полученное от матери — донской казачки, солистки казачьего хора и глубоко-православной женщины, гуманитарная база из классической литературы, живописи, скульптуры, оперы и прочих основ общемировой культуры, дало о себе знать.

В перестроечные годы молодой Кирчигин получает в Ленинградском институте культуры образование режиссера-постановщика социально-культурных мероприятий, там же и родилось четкое понимание, чем именно будет заниматься молодой режиссер.

Вместе с образованием в классическом понимании, амбициозный вчерашний главный инженер знакомится с самим Вячеславом Михайловичем Зайцевым, который уже в то время получил огромный авторитет в мире европейской моды.

Полученные знания не прошли даром. Под самый закат Советского Союза в Архангельске открывается, знаменитый в то время по всему городу, косметический салон Валерия Кирчигина.

Иными словами, в советском Архангельске появилось уникальное место, аналоги которых можно было пересчитать по пальцам даже в столичных городах. Периферия о чем-то подобном не могла и мечтать.

Естественно, очереди были огромными, а сеансы расписаны на недели вперед. Параллельно проводились выставки косметики в павильонах по всему городу. Сам Кирчигин, вспоминая эти времена, смеется: «Барышни советские ломали нам витрины в попытках добраться до всего, что мы привозили. Иной раз, даже боялись работать с такой публикой. Но ничего, справились».

Казалось бы, успех, о котором 99% населения и мечтать не думали, уже достигнут, причем в кратчайшие сроки. Но вместе с успехом родились два важнейших понимания, которые определили дальнейшую судьбу законодателя архангельской моды:

«В том, что есть — слишком мало авторского видения искусства, локальный успех — это слишком мелко».

«Архангельск — европейский портовый город, достойный мировой культуры».

И, что называется, понеслось.

Энтузиазма и запала у 30-летнего Кирчигина хватало на десятерых, но главное — было желание «взорвать» застоявшийся Архангельск и четкое понимание, как это сделать.

Было запланировано культурно шокировать советских граждан, путем проведения настоящего модного показа. Причем по всем стандартам Европы. Читая о том, как это было, не стоит представлять какой-то провинциальный ДК с ведущими из местного профсоюза и тремя девушками из текстильного ВУЗа, но об этом далее.

У любой премьеры должна быть генеральная репетиция. Валерию Кирчигину сама жизнь дала это понять. То, что планировалось, как главное достижение жизненного этапа оказалось лишь подготовкой к нему.

Валерий Кирчигин, пускаясь в воспоминания, рассказал, как шла подготовка к первому модному показу, заложившему основу для всей дальнейшей карьеры:

«В то время существовало, так называемое, «телефонное право». Нужно было обзванивать все инстанции, к каждому записываться на прием, который можно было ждать вечно. Мне, конечно, такой способ не подходил.

Тогда мне уже было понятно, что с нашим государством творится что-то очень нехорошее, поэтому мысль была: «сейчас или никогда». Ну и пришлось мне лично обивать пороги всех будущих спонсоров.

С Морским портом получилось забавно. Я просто гулял по нашей набережной и совершенно случайно встречается мне бывший одноклассник, сидели с ним в 8-м классе за одной партой — Юрий Маслов — в то время заместитель правкома городского порта.

Стали общаться, ну я ему и рассказал, что планирую провести большой всероссийский Фестиваль моды и косметики.

Сейчас-то я понимаю, что это Господь послал мне Юрия, но тогда его предложение сегодня же переговорить с начальником порта Григорьевым показалось всего лишь невероятной удачей.

Еще большей удачей показалось, когда морской порт дал согласие стать спонсором, а председатель горисполкома Потемкин С. В. творческий карт-бланш. Тут же подтянулся и ДК моряков в качестве площадки.

Тогда-то я и понял, что, имея такие печати на руках, глупо было бы дозваниваться до московских мэтров. Надо лететь. Ну и поехал я сразу к самому Зайцеву, который вдохновился моим рвением, но сам принять участие не смог — в Париж улетал.

Зато выдал мне собственноручно-составленную рекомендацию и напутствие лететь в Ригу, собирать коллективы, чем я благополучно воспользовался».

Собственно, так оно и вышло. Буквально из ничего. Благодаря чистому везению.

89-й год. Фестиваль моды состоялся, ажиотаж был большой. В периферийный Архангельск приехали знаменитый Рижский Дом Моды, коллектив «Ригас Модес» и рижский «Экспериментальный дом моды».

Архангельску дали почувствовать, что представляет из себя мода европейская.

Однако, тут же и самому организатору дали понять, что без скандалов настоящего успеха не бывает. На первом показе не было самого главного — телетрансляции. Запись на камеры велась, но, когда дошло до дела, один местный именитый режиссер запросил баснословную сумму за выход записи в эфир, на что Кирчигин, само собой, пойти не был готов:

«Весь проспект Павлина Виноградова слышал, с каким скандалом я вышел от него. Разругались тогда страшно. После всего этого я понял, что больше не хочу иметь дел с этим человеком», — вспоминает Валерий.

Будь первый фестиваль моды в Архангельске рядовым провинциальным мероприятием, то на этом все бы и кончилось. Но, пресса так широко распространила слухи о чем-то совершенно ином для местной публики, что та потребовала «еще».

И тут снова сыграло роль авторское чутье Кирчигина, подсказавшее, что если повторять успех, то делать нужно ярче, масштабнее, сильнее.

На все был только год, однако искать спонсоров в Архангельске уже было легче, имея за плечами опыт такого масштабного мероприятия. Довольно легко, к уже имеющимся, подтянулись СЛДК № 3 и ЦБК. Но для большего масштаба местных предприятий было уже недостаточно.

Отметим, что все вышеперечисленное Кирчигин провернул практически единолично. Также, собственными силами пришлось, в буквальном смысле, «покорить Москву», только не слиться с ней, а привезти ее в Архангельск.

В итоге список московских партнеров превысил количество местных. Среди них был и мировой бренд косметики «POLENА», и Институт красоты на Арбате, и Исследовательский институт косметологии. Организовано проживание коллективов в гостинице «Двина», питание в ресторане «Юбилейном».

Но самое главное — учет ошибок прошлого. Кирчигин обошел все Останкино, заручился поддержкой самого Владимира Познера и выбил себе в ведущие Дмитрия Полетаева и Марину Бурцеву, нанятых за большие, на то время, 400 рублей за программу.

Собственно, такой уровень подготовки, чистого энтузиазма создателя и профессионализма выступающих не мог не произвести фурор.

Фестиваль моды, в рамках дня города, в 1990-м году взорвал местную прессу, творческую интеллигенцию и рядовую публику. Жемчужиной стал театр боди-арта Ольги Шапоровской. Вид обнаженных моделей на подиуме, если не шокировал, то надолго отпечатался в памяти советских граждан.

Причем, стоит отметить, что конкретной цели шокировать публику не стояло, да и сам показ боди-арта составлял малую долю от всего мероприятия. Целью было раскрыть суть мировой моды, рассказать советскому гражданину, как «оно» может и должно выглядеть путем некого спектакля, если не сказать — танца.

Пересматривая архивные записи Валерий Кирчигин выражает творческое недовольство современным тенденциям модных показов:

«Сейчас же совсем не то. Сейчас модели пройдут, развернутся и обратно. И не дай Бог хоть одна улыбка будет на подиуме. Мы же делали искусство. Каждый выход — маленькое представление. Мои воспитанницы эмоциями дополняют свои образы, не торопятся уйти с подиума, чтобы остаться в памяти зрителя».

А после был фуршет на теплоходе, предоставленном пароходством, с коньяками и закусками. Валерий, вспоминает с улыбкой те несколько дней:

«В «Юбилейном» у всех слюни текли, когда там обедали девушки, которых я привез. Вовсе не из-за блюд».

90-й год стал переломным для Кирчигина во всех смыслах. С одной стороны, он в один момент заработал себе имя далеко за пределами Архангельска, показав себя профессионалом уровня страны.

Автор признается, что поморская пресса буквально взвыла в статьях, описывающих сие мероприятие. Чего только не писали в 90-м году. От обвинений в разврате до хвалебных рецензий, но так или иначе, прочный фундамент был основан и этого уже было не отнять.

С другой, этот показ был, своего рода, закатом, поскольку в Советском Союзе уже все остановилось, готовясь пуститься по наклонной.

Кирчигин не меньше остальных понимал это:

«Тогда я буквально поцеловал подиум, прощаясь с ним, понимая: чего-то подобного провести уже не получится. Ситуация в стране не позволит. Я понимал, что совсем скоро всей стране будет не до модных показов».

Завершив веху столь ярким последним аккордом, Валерий Кирчигин, само собой, не собирался завершать свою карьеру в мире моды, иначе пришлось бы зарыть в землю все наработки, все связи, приобретенные с таким трудом.

Еще при работе с модными показами, Кирчигин осознал: он хочет создать у себя на родине модельную школу, причем может сделать это лучше, чем кто бы то ни было.

Если учесть приобретенный бэкграунд, то не «взлететь» идея просто не могла. Пока СССР становился Российской Федерацией, на кастинг к Кирчигину стояла очередь из молодых девушек разных возрастов.

Более того. Племянница самого Анатолия Ефремова была номером 3 в «Модельном агентстве Валерия Кирчигина». К слову, Кирчигина и Ефремова связывала крепкая дружба, начавшаяся еще задолго до становления последнего губернатором Архангельской области.

Валерий вспоминает Ефремова исключительно в теплых тонах. Разговаривая с корреспондентом о власти «той» и современной, Кирчигин называет Ефремова родоначальником многих направлений, коими область живет и по сей день.

На момент 91-го года существовало лишь одно модельное агентство, естественно, в Москве. Называлось оно «RED STARS». Кирчигин тесно общался с директором этого агентства. Модели из Архангельска, вместе с московскими, ездили по всей Европе. Едва ли кто-то мог похвастаться таким же успехом.

Период 90-х годов для всей России — дикое время. Засилье «братков», решение любых вопросов с помощью денег и прочие моменты, недостойные приличного государства. Пожалуй, ни для кого не секрет, что каждый, кто добивался влияния в те годы, хотел себе соответствующий эскорт.

Все мальчики хотели стать бандитами, а девочки — моделями. Чуть ли не каждая мать пугала своих дочерей слухами, как богатые дяденьки забирают себе молодых девушек и больше их никто не видит.

Валерий Кирчигин с сожалением отмечает: данный момент и его не обошел стороной. Как-то в 92-м году к нему в агентство приехали пара крепких ребят и сообщили, что на одну из его моделей положил глаз один влиятельный в Архангельске и Москве мужчина.

Приехали они сделать все «по-честному», но поскольку понятия чести у всех разные, особых альтернатив у директора агентства на тот момент не было.

«Пришлось отдать в золотую клетку, — вспоминает Кирчигин, — с горечью, конечно. К сожалению, не знаю, как сложилась ее судьба. Вроде бы, она после еще выступала где-то, но связь с ней я потерял».

Однако, по словам самого Валерия, данный случай в его карьере был единственным. Вообще, директор агентства четко отдает себе отчет в том, что есть модельный бизнес и тогда, и сейчас:

«Есть три вида модельного бизнеса: титульный — своего рода обложка, средний — то, за счет чего живет любое агентство и теневой — скажем прямо, проститутки.

Первый — это то, как бизнес должен выглядеть в идеальном мире. На первом уровне собраны лучше модели, которые представляют лицо любого агентства. Ими дорожат и дают выступать только на самых рейтинговых площадках и обложках.

Второй — рабочие лошадки. Эти девушки работают в основной массе показов, зарабатывая деньги для людей меньшего масштаба. Ничего плохого они тоже не делают.

Ну и третий — это, как я считаю, совершенно-недопустимо. Это натуральная проституция. Девушки проходят кастинги, участвуют в паре показов, а дальше зарабатывают эскортом.

Первых — единицы, вторых — десятки, третьих — сотни. Это мировая проблема. Россия тут не первая. Агентство рентабельно, если только в одной картотеке порядка трехсот моделей.

Я шел на контакт с другими агентствами только на условии того, что мои воспитанницы будут работать исключительно в первом эшелоне. Речи даже не шло, о том, чтобы их отдавать. Даже простая совместная работа не подразумевала других вариантов.

Порядочность — основа моей работы, и остается ей до сих пор».

Приезжали за этой девушкойПриезжали за этой девушкой

В рамках разговора о развратности модельного бизнеса, Кирчигин рассказал историю разрыва с одной из девушек из своего модельного агентства: ученица позволяла себе «проступки с мужчинами разного рода». Эти «проступки» послужили основанием для разрыва отношений.

Те агентства, которые есть в Архангельске даже сегодня, Валерий Кирчигин не стесняясь называет «пылью». Сегодняшний их масштаб несравним с тем, что давал своим ученицам Кирчигин в 90-е.

Своих первых воспитанниц мэтр ласково называет «цыпленочек», а знакомство с одной из девушек описывает, как «приходит ко мне девчушка, спрашиваю: «откуда ты такая?», а она мне: «мама — повар, папа — шофЕр».

Не прошло и года с создания агентства и школы моделей, как на Валерия Кирчигина и его воспитанниц посыпались новые титулы и награды мирового уровня:

91-й год. Кремль. Модель — Ирина Депутат — специальный приз за классическую подготовку модели на крупнейшем в мире конкурсе «ELIT MODEL LOOK», подготовка моделей для компании «СHANTAL». Ирина выбрала студентческую жизнь, да и в целом — Юность, вместо модельной карьеры.

Ирина Депутат: до (фото слева, девушка справа) и после (фото справа)Ирина Депутат: до (фото слева, девушка справа) и после (фото справа)

Впоследствии Ирина призналась своему учителю, что пожалела о своем выборе, но винить ее абсолютно не в чем.

Такой яркой, но короткой была сценическая жизнь первой звезды, воспитанной Кирчигиным.

После были показы в доме моды Вячеслава Зайцева, гастроли в Санкт-Петербурге, Вильнюсе выступления с Литовским балетом и многое другое. Имя Валерия Кирчигина гремело по стране. Его ученицы становились первыми лицами компаний.

В частности, Наталью Горничную — лицо «Первого российского национального банка», знала вся Москва.

Наталья ГорничнаяНаталья Горничная

Все шло к созданию примы школы Кирчигина — девушке по имени Патра (производное от имени египетской царицы). С ней Валерий Кирчигин объездил пол восточной Европы, выступал в столице Литвы вместе с Литовским государственным балетом, участвовал в «Играх доброй воли», проводимых в Петербурге, покорил московский «Фестиваль молодежной моды». И все это за один только 1994-й год.

За это время мастеру удалось создать школу из 25-и лучших девушек и заработать такую репутацию, коей не было ни у одного из представителей архангельского истеблишмента.

Патра до и после Патра до и после

К сожалению для учителя, столь успешная Патра не смогла стать примой новой труппы. Девушка испугалась руководить коллективом. В 19 лет воспитанница Валерия Кирчигина — модель с европейским именем, отдала свое предпочтение православной вере.

ПатраПатра

Но на этом моменте история «Модельного Агентства Валерия Кирчигина» только набирала свои обороты. Впереди были и торжественное открытие площади Ленина, как концертной площадки, и улицы Чумбарова-Лучинского.

Так или иначе, к двухтысячным Кирчигин подошел в статусе человека, превзошедшего своими успехами большую часть тех, кто сегодня считается в Архангельске культурными ориентирами.

В следующей публикации читателя ждет новая эпоха в истории России и новая веха в развитии Валерия Кирчигина, как сольного творца. Именно в двухтысячных зародилось длительное сотрудничество Кирчигина и, известной каждому, компании «Титан».

Описание разных сторон модельного бизнеса на этом не заканчивается. Следующие материалы расскажут об авторской технике подготовки, разработанной Валерием Кирчигиным.

В общем и целом, Маэстро вернулся в публичное поле. Вернулся со, своего рода, исповедью перед читателем. Естественно, такие вещи не происходят без причины. Но об этом уже в следующий раз.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле