Завтра в Архангельске +2°CСеверодвинске +3°CОнеге +3°CВельске +12°CМирном +12°CШенкурске +10°CЯренске +12°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, вторник, 12.05.2020 13:24

Минзло

12.05.2020 11:18
Вредная оптимизация, когда никто не ожидал эпидемии. Почему здравоохранение в Архангельской области оказалось в разобранном состоянии, когда потребовалась мобилизация…

Напомним, что накануне на ИА «Эхо СЕВЕРА», в социальных сетях и многих СМИ появились тревожные публикации, где пациенты, поступившие в Архангельскую областную больницу с подозрением на COVID-19, столкнулись с ужасными условиями содержания: плохое питание, отсутствие мебели и банальная нехватка туалетов.

При этом вопрос даже не в деньгах — денег достаточно. Дело, как оказалось, в организации процесса и последствиях происходившей в последние годы беспрецедентной оптимизации всего и вся.

Впрочем, обо всём по порядку.

Редакция решила разобраться с проблемой и показать её со стороны медперсонала, трудящегося в медучреждениях. И с этой точки зрения всё выглядит ещё хуже.

Как всегда, проблема в самой системе здравоохранения, а серьёзнейшие трудности испытывают все больницы Архангельской области: в Няндоме, Вельске, Котласе, Плесецке. Даже Северодвинская горбольница № 2 испытывает на себе тяжелейшие последствия оптимизации последних лет. 

Питание

В ЛПУ (лечебно-профилактическое учреждение) есть утверждённое семидневное меню. Для этого имеется специалист по лечебному питанию, который разрабатывает и ведёт учёт килокалорий, баланс белков, жиров и углеводов и формирует их по лечебным столам.

В больницах нет «домашнего питания». Рецептура в медучреждениях существенно отличается. Есть определённые требования: так называемые витаминные, минеральные и белковые смеси, которые дополняют ЛПУ в соответствии с требованиями минздрава.

Например, если вы делаете котлету из чистого фарша и добавляете туда лук, яйцо или ещё что-нибудь, то в больницах рецептура другая: берётся часть чистого мяса, а дальше добавляются определённые белковые композитные смеси, которые не имеют вкуса, но за счёт своей массы разбавляют вкус самого мяса.

Эти смеси добавляются везде: в компоты, морсы, супы, вторые блюда.

Поэтому вкус лечебного продукта и вкус обычного существенно отличается. Кроме этого, есть нормирование по соли и сахару.

Вкусовые качества у всех разные, но в ЛПУ организованное лечебное питание и добавки, усиливающие вкус, не применяются в принципе.

Нехватка еды пациентам

Всё, что дается пациентам, — нормировано, согласно разнарядкам, которые принимаются утром и вечером.

Утром еда выдаётся на то количество пациентов, которое есть в больнице.

Но те, что поступили ночью, в вечерней разнарядке иногда не учитываются, поэтому аутсорсер не всегда успевает приготовить еду на всех, но оперативно по утренней разнарядке организовывает питание.

На сегодняшний момент, к примеру, в АОКБ развернуто три госпиталя под COVID-19. Один — в детской инфекционной, второй — во взрослой, а под третий отдано часть терапевтического стационара. В целом, развёрнуто 300 коек чисто под COVID-19.

К ним относятся все пневмонии плюс COVID-19. В данный момент в АОКБ более 70 процентов — это именно больные COVID-19 в лёгкой степени, остальные — в средней и тяжёлой степени.

Оставшиеся — обычные пневмонии, которые возникают так же, как и в обычное время.

Здесь сложно оценить, обычная ли это пневмония или именно COVID-19.

Есть мнение медицинских работников, что те анализы, которые делает Роспотребнадзор, точны процентов на 60.

Бывает такое, что у человека дважды отрицательный анализ, а под выписку приходит положительный, или же наоборот — два «плюса», а потом «минус». Но это уже отдельная история.

Почему пациенты поступают по ночам?

Ночью они поступают потому, что больницы работают круглосуточно. Их доставляет скорая помощь на основании выданных предписаний РОСПОТРЕБНАДЗОРА.

Дело в том, что существует всего 5 учреждений, верифицирующих анализ, но потом они направляются в Роспотребнадзор, где этих анализов столько, что они все буквально зашиваются. А значит, не успевают выполнять их в установленные сроки

То есть, пациент, у которого есть положительный анализ из Котласской больницы, должен ждать 2-3 дня, чтобы поступить в областную + ещё полдня идёт предписание от Роспотребнадзора.

Иными словами, когда приходит предписание, человек уже спит. И не совсем понятно, зачем его дёргать среди ночи, если у него нет серьёзных симптомов.

Вот и получается, что людям говорят собирать вещи рано утром, а приезжают за ними в 2 часа ночи.

В Роспотребнадзоре просто не хватает работников, и предписание от них до скорой может идти 6-8 часов. Сотрудники же всегда были надзорниками. Проверяли качество работы, качество оснащения.

Когда область столкнулась с эпидемией, получилось, что сотрудников не хватает для оперативной работы. Вот почему пациенты не могут попасть в больницу своевременно.

С наступлением вечера в больницу поступает очень много пациентов. В клиниках уже организовано несколько постов, которые принимают людей. 80 процентов поступают в лёгкой форме. Бывает, что привозят по 10 человек за раз. И пациента нужно принять, опросить, поэтому многим приходится ждать.

В той же Москве выстраивались очереди из скорых, потому что принять всех разом — это просто нереально. Проблема — в неорганизованности доставки пациентов бригадами 03 на основании запоздало выданных предписаний.

Хотя в Архангельской области есть несколько штабов и можно было бы решить эту проблему, но вопрос здесь не в количестве или деньгах — вопрос в организации межведомственного взаимодействия. И, в данном случае, этот вопрос целиком ложится на плечи минздрава и Роспотребнадзора.

Убогость палат

В нормативах не прописано, что в палате должен быть телевизор, микроволновка или чайник. Электросеть просто не выдержит таких нагрузок.

Например, в двухтысячные года на пациента выделялось 4-5 квадратных метров, а теперь должно быть 8.

Помимо этого, из-за планомерных оптимизационных мероприятий, которые в последние годы проводились фанатично, коечная мощность существенно сократилась с 150-ти до 80-ти коек в АОКБ.

Соответственно, снижается количество персонала и оборудования.

Однако инфекция оптимизации не подлежит. Например, сегодня всё спокойно, а завтра вспышка…

Как думаете, почему туберкулёз остался на бюджете, а не на ОМС? Они понимают, что если эту болезнь переведут на страховку, то денег просто не заработают. Потому что нет такого количество больных.

Ранее заполняемость инфекционных отделений была небольшой, соответственно, ряд специалистов попали под оптимизацию. Сейчас случился бум, и инфекционистов взять просто негде.

К примеру, в АОКБ всего 8 инфекционистов, а их нужно гораздо больше. По щелчку они не появляются.

Если до этого тумбочки, кровати, врачи инфекционных отделений попадали под оптимизацию, то теперь нам сказали «вперёд», но взять всё необходимое оперативно просто неоткуда.

Были подняты все склады, в том числе и гражданской обороны, где всё хранилось Бог знает сколько лет.

Выдают ватные матрасы, поскольку оперативно закупить современные нет возможности. То, что мы с вами называем покрывалом, по документам идёт как одеяло.

То есть, мы имеем то, что имеем. Да, оно плохого качества, но другого купить просто не успевают.

Нет ни денег на это, ни времени. Если нужно обеспечить 200 коек, а ещё вчера их было 80, то нужного количества тумбочек за такое время не может появиться в принципе.

Собрали со всех отделений, чтобы довести оснащение до конца.

Стояла задача физически положить пациентов и разбить их на группы, поскольку случаи сильной и средней тяжести требуют отдельного наблюдения.

Пока во всём мире людей с лёгкой формой уже не принимают, наши отделения на 2/3 заполнены бессимптомными больными.

И, само собой, министр здравоохранения Карпунов об этом должен знать.

Теперь стоит коснуться материально-технической базы. В частности, туалетов и прочего.

Та база в АОКБ, которая есть сейчас, начинается с 1961-го года — даты постройки корпусов.

Например, инфекционный корпус более 20 лет не подвергался капитальному ремонту. По информации медиков, в АОКБ уже 5 лет лежит проект на капитальный ремонт корпуса ЦИБ. С учётом всех требований и нормативов.

В прошлом году областной бюджет выделил средства в неполном объёме, но которого хватило на замену окон, крыши, системы теплоснабжения и фасада.

Когда началась эпидемия, выделили небольшую сумму и сказали провести ремонт здесь и сейчас. То есть, за 5 дней.

Естественно, смогли навести только косметический лоск и организовать шлюзы. Закрасить трещины, чтобы помещения можно было дезинфицировать.

Сроки, которые были даны, просто не предусматривали масштабного ремонта, да и средств было недостаточно.

Всё смешалось. Коллапс

Обратите внимание, что в Москве все госпитали COVID-19 — это отдельные строения, где персонал обучен работать с болезнями всех уровней. В Архангельске всё сделали иначе. Приём COVID-пациентов осуществляется в многопрофильных узкоспециализированных клиниках.

В этой связи возникает вопрос: а кто вообще придумал делать госпиталь под COVID-19 в узкоспециализированной клинике? Это же нонсенс!

Рассматривался вопрос о выделении роддома 7-й больницы под госпиталь, но там нет ремонта и возможности проводить серьёзные исследования. Поэтому оперштаб по представленной минздравом информации принимает решение «отдать под нож» АОКБ, и теперь те плановые пациенты, которые могли поступить в областную больницу, туда не поступают.

Например, если у человека ишемическая болезнь сердца, то раньше он мог бы пройти все необходимые обследования в областной, а теперь не может, поскольку там все заняты борьбой с коронавирусом. Завтра он умрёт, поскольку денег на самолечение у него нет и плановую помощь ему получить негде.

И ведь ОФИЦИАЛЬНО проблема не признаётся — проблему замухоморили. Ведь ОФИЦИАЛЬНО плановую помощь НЕ ОСТАНОВИЛИ. Её «отодвинули».

Согласитесь, очень хороший термин, которым кроются жизни людей.

Кто будет дальше помощь оказывать? Никто.

Если бы у нас были экспресс-тесты, которые выявляют вирус за 10 минут, то эта проблема решалась бы ещё на стадии приёмного покоя. Такие тесты в России уже есть, но к сожалению, не в Архангельской области.

Вторая проблема — отсутствие средств индивидуальной защиты. Да, деньги на неё выделены, но защиту скупает вся Россия.

Больницы Архангельской области выходят на эти производства, а покупать уже нечего. В итоге, они вынуждены шить маски из марли, чтобы хоть как-то защитить медиков.

Получается, что даже при том, что деньги выделены, ответственные лица больниц обзванивают всех и перехватывают маски друг у друга. Там 1000, в другом месте — ещё 500.

Но что такое 1000 масок? Это один день работы больницы, а все остальные заводы работают на Москву и СПБ.

И если раньше покупались маски за 2-3 рубля/штука, то теперь цены взлетели в 10 раз, маска может стоить 30 рублей, респиратор 100 и выше, а костюм — от 300 рублей до тысячи.

Задача сейчас — одеть наших медиков хоть во что-то, о какой-то организованной поставке защиты речи не идёт. 

P.S.

Вот так обстоят дела, граждане. Следствие оптимизации и безобразного управления. Ужасно, но приходится осознавать, что даже в условиях, когда хватает денег, управление полностью потеряно, и хаос приводит к печальным результатам.

Не дай Бог заболеть в Архангельской области. Лучше жить богатым и здоровым.

Руководители больниц и клиник (а куда им деваться?) стараются выкручиваться, но выше головы не прыгнешь. Особенно если эти головы из минздрава.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле