Завтра в Архангельске −3°CСеверодвинске −5°CОнеге −3°CВельске −2°CМирном −2°CШенкурске −3°CЯренске −2°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, вторник, 19.03.2019 09:25

Завещание Гуськова...

06.05.2015 09:20
Последнее прижизненное интервью Юрия Александровича Гуськова главному редактору «Эха СЕВЕРА» Илье Азовскому. В прошлом видный партийный и государственный деятель эпохи развитого социализма от имени старшего поколения заявлял о готовности помочь вытащить область из кризиса.

1 мая в Москве после тяжелой и продолжительной болезни скончался Юрий Гуськов, видный партийный и государственный деятель эпохи развитого социализма.

Предлагаем Вашему вниманию последнее прижизненное интервью Юрия Александровича Гуськова главному редактору «Эха СЕВЕРА» Илье Азовскому, записанное на Набережной Северной Двины в Архангельске.

Илья Азовский: Юрий Александрович, готовясь к встрече, я нашел последнее ваше обстоятельное интервью по вопросам новейшей российской истории. Вы там предельно доступно разъяснили, что КПРФ и подлинные постулаты марксизма-ленинзма — далеки друг от друга. И что КПРФ - это, по сути, вообще не коммунистическая партия. Но это Ваша оценка партии, которая уже более 20-ти лет эксплуатирует ностальгический брэнд. Впрочем, Зюганов, вероятно, считает иначе. И этот спор бессмысленный.

В вашем интервью была затронута пикантная тема выборов 1996-го года. Вы, в частности, вели речь про упущенный Коммунистической партией Российской Федерации исторический шанс уйти от имитации парламентской борьбы и стать правящей партией, взвалив на себя бремя ответственности.

Вы прямо говорите, что Зюганов тогда победил Ельцина. Вы даже весьма красноречиво описали мизансцену в думских кабинетах фракции КПРФ, тогда многочисленной: кабинеты были пусты — победу никто не встречал. Вы непосредственный участник тех событий — потому расставленные Вами акценты очень ценны с точки зрения историографии.

Однако я так и не услышал от Вас конкретики по главному вопросу: это не Ельцин отобрал победу у Зюганова, Зюганов победу сам отдал. Даже не отдал — он ее не взял, и победа, будто пьяная куртизанка на паперти валялась, и ее прибрал Ельцин.

Юрий Гуськов:Ответ прост и односложен — Зюганов победу просто отдал. Вот и всё. Это правда.

Илья Азовский: Вы в цитируемом интервью употребили слова «Зюганов испугался». Но не разъяснили: слово «испугался» вы употребили буквально или фигурально?

Юрий Гуськов:Ну, мало ли чего может испугаться Зюганов. Да и вообще человек. Тебе, Илья, в этом вопросе виднее. Ты больше знаешь эти все закулисы. А я просто подумал по-человечески и сделал вывод, что Зюганов чего-то испугался. И мне кажется, я не согрешу против истины, если скажу, чего именно он испугался...

Это был страх перед большой ответственностью перед страной, перед партией, перед народом.

Илья Азовский: Еще касаемо недоговоренности вот в том интервью... Вы постоянно говорили, что КПРФ погрязла в парламентских процессах, став типичнейшей парламентской партией.

Юрий Гуськов:Я и сейчас повторяю. Я в этом убедился.

Илья Азовский: И Вы, судя по тому интервью, считаете, что путь парламентской партии, парламентской борьбы — это не совсем верный путь для людей, называющих себя коммунистами.

Тогда какой же путь более верный?

Юрий Гуськов:Это политика — и тут важны оттенки: на самом деле, парламентский путь — это тоже путь. И всякие другие пути — это тоже пути.

И право народа на революцию народа — это тоже путь. И это всё есть в жизни. И революции, которые приходят и не спрашивают, когда приходить, зачем приходить. Народ сам знает, когда выйти на революцию. Я это к слову говорю...

Парламентский путь, он ведь, понимаете, многогранная тема и сложная штука. Я не хотел бы обсуждать эту тему. Потому что это наш внутренний вопрос с КПРФ.

Илья Азовский: Уж прям-таки и внутренний? А если исключительно ради того, чтобы удовлетворить любопытство, без попытки погрызть коллег...

Юрий Гуськов:Не хотел об этом говорить, но, поскольку вопрос прозвучал, два слова скажу всё-таки.

Парламентский путь — это не только то, чем сейчас занимается КПРФ. Это и большая всё-таки работа с народом. Они должны ездить, рассказывать, говорить, встречаться с людьми, показывать свою позицию в этом.

Где мы их видим здесь? Нигде. Вот и всё. Люди не видят, что они там делают. А я вижу, что их просто устраивает сегодняшнее положение вещей. Вот и всё.

Илья Азовский: Касаемо революции. То, что мы сейчас видим на Ближнем Востоке — это революция? То есть, низы не хотели — верхи не могли, плюс субъективный фактор — класс, взявший на себя роль гегемона? Или это не революция, а гнусный заговор деструктивных международных сил?

Юрий Гуськов:Хорошо ты по части ленинских постулатов подготовился...

Мое мнение — сегодня то, что происходит в Северной Африке и на Ближнем Востоке, — это не революция. Это прежде всего организованные действия со стороны, на мой взгляд, Соединенных Штатов Америки, которые чувствуют сейчас ослабление своего влияния в мире. И пытаются с этим бороться...

И это кровопускание, главным образом, плод их деятельности. Предпосылок не было! Вспомните Ливию...

Что было в Ливией при Каддафи. В Ливии был социализм, в чистом виде. Они даже дальше по соцпути ушли. Уровень жизни был у ливийцев значительно выше, чем во всей Европе... Теперь, пожалуйста, придавили их. Или, вот — Сирия. Это «камень» в российский огород. Что такое Сирия для нас сегодня? Это, прежде всего, база флота. Мы ушли, благодаря Ельцину и другим выдающимся деятелям нашим, из Средиземного моря. Наше место заняли тут же американцы.

Уйдем мы из Сирии, не дай бог, значит, потеряем вообще Средиземное море. И всё — России надо будет начинать всё с начала: с Чёрного моря, с установления контроля над проливами. Снова потребуется такой герой, как Ушаков. Синопская битва должна быть обязательно. Ну, что, этого мы хотим? Нет.

Но это возможно будет, потому что в мире идет большой передел, и очень... Ну, ведь не скрывают же они своих алчных устремлений! Вспомните, как Тетчер говорила, что для русских в России слишком много ресурсов. Чересчур много. И надо делиться.

И вообще, это близко к теории Бжезинкого — россиян для того, чтобы обслуживать ресурсы, много — и разумная западная достаточность полагает, что достаточно будет 14-20 миллионов. Это нас не устраивает никоим образом. Поэтому и действия должны быть соответствующие — адекватные статусу Великой Державы, которой был когда-то Советский Союз.

А вот Советский Союз — это и была Россия. Вот так.

Илья Азовский: Не кажется ли Вам, что экономический потенциал страны слишком слаб для того, чтобы сейчас мышцами трясти — бицепсами, трицепсами покачивать?

Юрий Гуськов:Я не президент. Если бы я был президентом, я бы, конечно, не тряс мускулатурой просто так. И Путин не трясет мышцами попусту, кстати сказать. Он просто отстаивает национальные интересы и показывает супостатам свое место. И правильно показывает. Обижаются...

Позиция Путина, на мой взгляд, сейчас достаточно взвешенная. Что касается силы. Она у нас была... Сейчас ее нет. Это моё экспертное мнение, на которое я имею право...

... свою жизнь я посвятил военно-промышленному комплексу, лесопромышленному комплексу области и многим другим направлениям. И кое-что сделал для губернии, в том числе и для флота.

Так вот, у меня слёзы текут, когда я смотрю на то, что стало с тем наследием. Если что и осталось, так исключительно то, чем можно только-только прикрыться на крайний случай.

То, что нам сейчас показывают СМИ, рассказы о том, как учения проводят и прочая и прочая — это, конечно, хорошо. Но этого явно мало. Мы утратили паритет с американцами на море. А это страшно для нас. Мы - великая морская держава. И это недопустимо. Слава богу, что вроде как повернулись в эту сторону.

Илья Азовский: Пустеет север... Естестенная убыль населения огромна, и миграция активной части социума растет галопирующими темпами. Чуть больше миллиона человек теперь живет в области, что величиной с пять Бельгий...

Юрий Гуськов:... а вот после войны численность прибывала каждый год. Мы радовались этому. Архангельск при моей памяти дважды свою численность доводил до четырехсот тысяч человек! А сейчас сколько?

Илья Азовский: Примерно 325.

Юрий Гуськов:...325. Ну, это слава богу, что не меньше. Такая же обстановка и в Северодвинске. Некому работать стало. Ведь сейчас там за нашим братом — за старшим поколением, ходят по следам и просят: мол, пойди к станку, встань.

А ведь мы имели лучшее в мире профтехобразование. Лучшее в мире! Ни у кого не было такого, какое у нас было профтехобразование.

Илья Азовский: А вас не смущает, что все последние новости про подводные лодки касаются довольно старых проектов — они начилнались в 80-ых и в 90-ых...

Юрий Гуськов:Это не совсем так. Это проекты уже современные. Это всё-таки лодки четвертого поколения уже.

Я по долгу службы досконально знал всё о третьем поколении. На них сейчас всё держится пока. Вся наша стратегическая морская сила.

Илья Азовский: Ну, хорошо, вот Северодвинск. Важные заводы оборонные. Но с воздуха, если (не дай бог) война — оголенные стоят, незащищенные. А раньше была 10-ая Армия ПВО. Вы ее тоже, насколько мне известно, курировали. И был ПВОшный оборонный треугольник: Северодвинск (Ягры) — база на острове Кумбыш — база на Юрасе.

На Кумбыше по кирпичику всё разобрали, даже тяжеленные и огроменные плиты вывезли. На Юрасе — давно «кирдык» всему. На Яграх, по-моему, та же картина. Тоже всё сдулось. То есть, Северодвинск, фактически, беззащитен?

Юрий Гуськов:Да. И это всё видно. Поэтому мы тут секретов никаких не открываем.

Что касается 10-ой Армии ПВО, то я там членом военного совета был и знал, что это была выдающаяся армия. Лучшая во всей системе ПВО! Там были превосходные командриы. Замечательные командиры, воспитатели. Армия была... Были годы, когда ни одного военнослужащего не теряли за весь год службы.

Илья Азовский: Ну, она прикрывала весь север.

Юрий Гуськов:Она прикрывала весь север от Печеньги и почти до Норильска. Это всё было.

Сегодня целиком всё открыто от Америки через Канаду, прямо до Москвы. Прямая линия. Идите. Прикрытия нет, по сути, никакого. И это что, нас, знающих военное дело, не должно беспокоить, что ли? Конечно, беспокоит. Я думаю, что сейчас положение дел обеспокоило уже и руководство страны, потому что кое-какие действия я наблюдаю. И позитивные изменения в этом направлении есть.

Илья Азовский: Касаемо экономики. Вы постоянно приводите в качестве примера тактику действий и стратегию губернатора — в прошлом коммуниста Амана Тулеева. Амангельды Тулеева, если точнее... Во многом его заслуга, что старение в угольной отрасли не столь катастрофично, каким могло бы быть...

Кстати, каково ваше отношение к массовой национализации предприятий в отраслях, где собственники не справились с задачами — где хаос, технологическое отставание, примитивизм производственных отношений и запустение?

Юрий Гуськов:Я, в общем-то, не горячий сторонник приватизации. Аккуратная приватизация — это другое дело, против таковой ничего сказать не могу.

Я с Аманом давно знаком и знаю его возможности. Прежде всего, он профессионально подготовленный человек. Он много чего сделал и действовал разными способами — что-то приватизировал, что-то осталось под государственным контролем.

Илья Азовский: И всё-таки... Если в общем, чисто теоретически: массовая приватизация — это зло, или благо?

Юрий Гуськов:Панацеей, как жизнь показывает, приватизация точно не стала. Я считаю до сих пор, что все ресурсы и активы в таких отраслях, как нефтяная, угольная, газовая, железные дороги, морской-речной флот — должны находиться под контролем государства, и собственность государственная в этих отраслях должна быть превалирующей. Лишь небольшое участие частного бизнеса возможно.

Илья Азовский: Я ведь не просто так спросил про угольную отрасль и про Тулеева...

Что для Кемеровской области угольная отрасль — то для Архангельской области лесопромышленнный комплекс. Вы ведь в свое время в ранге замминистра трудились в Минлеспроме СССР. В те времена даже в страшном сне не могло присниться то, что творится с ЛПК ныне. Вот мы стоим на Набережной — посмотрите направо от центра города — трубы Соломбальского ЦБК давно не дымят, метилмеркаптаном с Сульфата не тянет. Ничто не тревожит глаз на Двинских просторах, а раньше перед нашими глазами плоты, баржи с лесом — одна бы за другой шнырк-шнырк по реке. Второй и третий лесозавод стоят, СЦБК стоит, Луковецкий, Двинской и ещё три десятка леспромхозов в обморочном состоянии. В ЛПК хаос и упадок. Что делать с лесной отраслью?

Юрий Гуськов:Я действительно много лет этому делу посвятил. Когда меня избрали секретарем обкома, на меня возложил Борис Вениаминович Попов, светлой памяти, выдающийся деятель государственный был. И это он на меня ЛПК возложил.

Я занимался лесом серьезно и могу сказать, что в Архангельской области это был самый сбалансированный лесопромышленный комплекс в стране. Мы не делали только лыж и газетной бумаги. Всё остальное мы делали здесь у нас. И уровень заготовки леса был 23, 24, 25 миллионов кубов. И это в тяжелые годы, а так и более бывало.

И при нас не только валили лес, но и перерабатывали — при СССР была глубокая переработка организована.

Илья Азовский: Что вы понимаете под глубокой переработкой?

Юрий Гуськов:Лесохимия и механическая глубокая переработка. Не только доску гнали, но и многие другие вещи: мебель и так далее.

То, что происходит сейчас, меня просто бесит. Мы, действительно, потеряли лесопромышленный комплекс Архангельской области.

Да, Архангельск был Всесоюзной лесопилкой. Сейчас этого нет. Соломбальский комбинат, первенец пятилетки, плохо-бедно, но он работал все эти годи. И работал, между прочим, при СССР на отходах лесопиления, если вы помните это дело. Рядом в Соломбале лесопильный завод был мощный — 24 рамы. И это был единый производственный комплекс. С конвейера на конвейер шла щепа. А дальше - в котел, а дальше - в варку и так далее.

Новые хозяева, к сожалению, не удержали завод. Говорят, коньюнктура рыночная изменилась. Да не верю я в это дело... Она меняется каждый год. Небеленая сульфатная целлюлоза — она могла бы найти применение и на внутреннем рынке, только этим заниматься надо было. А не на Запад всё время смотреть, чтобы продать за доллар с его нестабильным курсом. А они, видимо, только этим занимались. И это у них было на первом плане. Поэтому то, что происходит, это, конечно, большая беда.

Илья Азовский: Ну, так что сейчас делать-то?

Юрий Гуськов:В нашей области осталось одно государственное лесное предприятие — это авнюгский леспромхоз. Вот сколько прошло времени. Они как были авнюгским леспромхозом, государственным унитарным предприятием, так и остались.

И хоть снизили объемы, но не катастрофично, и подрастают там леса. Они работают. И другие должны работать — для этого нужно пристальное внимание государства, преференции, вложения, ассигнования. Но установить контроль надо: в том числе и через процедуры национализации — это важно, что государственная помощь отрасли не утекла бы в офшоры.

Вот Вы вспомнили про плоты. Да, это был самый дешевый способ транспортировки леса. Но кому-то пришло в голову, что это вредно... Чушь! И про нерентабельность — тоже чушь. Если подходить с разумом и комплексно к тому же вопросу о ценах на солярку — всё будет выгодно. Ведь было же это выгодно — так почему же вдруг всё стало нерентабельным? И превосходный у нас речной флот был. Был выдающийся речник Рябов Иван Михайлович и его люди, которые делали всё это дело быстро, хорошо и качественно. Была Лименда, которую чуть не закрыли. Чудом она осталась на плаву.

Наше государство — это страна с огромным количеством рек. У нас 154 тысячи рек всяких, в том числе львиная их доля - судоходные. Несколько миллионов путей речных - и это всё заброшено сейчас. Для туристов оставлена Волга. И всё — больше ничего нет. Это что, по государственному? Нет. Значит, это должно быть под государственной рукой — железной, мощной, сильной — и вперёд. Тогда, глядишь, чего-то добьёмся.

Илья Азовский: Правильно ли я понимаю, что Вы говорите о полном государственном контроле — ручном, фактически, управлении?

Юрий Гуськов:Да. И ручном тоже. Но с современными подходами и с использованием информационных технологий. Сейчас их много. Если бы у нас в свое время в министерстве были вот такие возможности, мы горы смогли бы свернуть... А то, что указанные отрасли должны быть подконтрольны государству — этому, мне кажется, альтернативы нет.

За счет чего мы жили при СССР? Вот сейчас бизнес стонет под кредитным бременем — процентные ставки неподъемные... А при нашей власти под крышей государства все получали кредиты под 3% годовых — можно было развернуться на эти деньги, и с отсрочкой оплаты до того, как реализуется продукция. Вот, так должно быть. А сейчас же норовят как-то всё не по государственному делать: не успел вложить, как давай отдачу!

В результате всё, что требует, как говорят, длинных денег — всё стоит. А на коротких деньгах ничего путного не сделать.

Илья Азовский: То есть, бессмысленно отрицать повальный хаос в ключевых отраслях экономики области. Есть варианты выхода из бедственного положения, но нет воли. Быть может, нужно персонифицировать ответственность за развал? И также не пора ли определиться с областным топ-чиновничеством: не можешь — не мучайся?

Юрий Гуськов:Ну, давайте не будем переходить на личности. Я рад, что у нас пришел сейчас губернатор-интеллектуал.

Илья Азовский: Вы интеллектуалом Орлова назвали, я не ослышался? И вы это так серьезно считаете?

Юрий Гуськов: Я серьезно считаю. Среди корабелов дураков нет. Это совершенно точно я Вам говорю.

Я так думаю, что у него просто опыта ещё нет управления губернией. Это другое дело.

Помогать ему надо в этом плане. В какой-то мере, старшее поколение готово оказать посильную помощь — мы ещё можем многое сделать для губернии своей.

А что там по партийной части у нас дискуссия не закрыта — так это наше внутреннее дело.

Илья Азовский: Вы довольно обстоятельно знакомы со веми нюансами нашей губернской действительности. Как это удается, если вы постоянно в Москве живете?

Юрий Гуськов:Я живу так: у меня один сын с невесткой здесь, второй сын там. А мы с женой больше в поезде между Москвой и Архангельском.

У меня только один меридиан: Архангельск — Москва. Так что я пополам живу — то там, то здесь.

Илья Азовский: Ваше хобби коллекционирования миниатюрных книг, оно еще продолжается? Сколько в Вашей коллекции фолиантов?

Юрий Гуськов:Мы недавно отмечали сто лет Тимофееву Николаю Владимировичу, замечательный человек, прекрасный министр лесной промышленности был в СССР. Мы были на его могиле. Провели скромные поминки. Сын у него жив, невестка. Сын мне подарил миниатюрную книжку и говорит: «Юрий Александрович, Вы сохранили ли тягу к этому хобби?». Сказать, что у меня она осталась, я не могу. Но коллекция у меня огромная — примерно 500 штук.

Хорошие книжки: есть маленькие, есть уникальные. Я люблю иногда листать их, смотреть. Но ведь это не для того, чтобы читать, собирается.

А для чтения у меня библиотека 14 тысяч томов. Хорошая библиотека. Сейчас интерес к библиотекам утрачивается, и к культуре в целом. Меня происходящее беспокоит. А подчас просто бесит.

Нельзя нам терять культуру, высочайшую русскую культуру, нельзя - ни при каких обстоятельствах! К сожалению, посылы такие есть, и это плохо. Сейчас что ни постановка, так "новое прочтение". А новое прочтение — такая иногда галиматья, что стыдно смотреть.

Но, как говорят, иные времена, иные нравы.

Илья Азовский: Спасибо большое за интервью.

Юрий Гуськов:Да не за что. Что ты хочешь сделать с этим интервью?

Илья Азовский: Опубликую обязательно и без купюр.

Нынче большой редкостью стали люди, у которого интересно брать интервью — в политике это считанные персоны — увы, либо дураки с инициативой — пустые бамбуки, либо интриганы-политиканы, либо кругозор низок и речь с набором слов, как у Эллочки-людоедки. Измельчала порода в политике. Старшее поколение в этом смысле бесценно...

Первый директор ОАО «Севералмаз» Юрий Гуськов в ходе интервью также пролил свет на ранее не самые публичные стороны алмазного бизнеса.

Эта часть беседы готовится к публикации и будет обнародована «как только так сразу" здесь, на сайте «ЭС».

Справка № 1

Гуськов Юрий Александрович. Родился 7 февраля 1936 года, русский. Образование высшее — окончил Горьковский политехнический институт имени А.А. Жданова, инженер-механик; Заочную высшую партийную школу при ЦК КПСС; Школу бизнеса при Мичиганском университете. Академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности.

Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, народным депутатом РСФСР, председателем Архангельского областного Совета народных депутатов.

Перед избранием в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации второго созыва был президентом АО «Севералмаз».

Депутат Второй Государственной Думы (1995-1999 г.г.) от Котласского одномандатного избирательного округа № 60, Архангельская область.

 Примечание.

Протокольное фото Юрия Александровича Гуськова 20-ти летней давности и официальная справка:

Информационый сайт Государственной Думы Российской Федерации Второго созыва (www.duma2.garant.ru)

***

Справка № 2

Видный партийный и государственный деятель. В разных эпостасях и на разных ответственных постах Гуськов трудился при четырех генсеках, одном Президенте СССР и двух российских Президентах. Политический долгожитель Юрий Александрович Гуськов пережил эпохи: Леонида Ильича Брежнева, Константина Устиновича Черненко, Юрия Владимировича Андропова, Михаила Сергеевича Горбачёва и Бориса Николаевича Ельцина.

И до сих пор в активной публичной политике...

Родился в городе Подпорожье Ленинградской области в семье строителя. В 5-ой графе Паспорта СССР у гражданина Гуськова значилось: «национальность — русский».

Окончил кораблестроительный факультет Горьковского политехнического института в 1959 году, Высшую партийную школу (ВПШ) при ЦК КПСС (заочно), Школу бизнеса по управлению финансами при Мичиганском университете (США).

С 1959 года работал на Северном машиностроительном предприятии (г. Северодвинск): помощник мастера, мастер, сдаточный механик, начальник участка монтажа и испытания атомных энергетических установок подводных лодок.

С 1964 года — заместитель секретаря парткома Севмашпредприятия.

Член КПСС с 1962 года.

С 1972 года — второй, затем первый секретарь Северодвинского горкома КПСС.

С 1977 года — секретарь, с 1982 года — второй секретарь Архангельского обкома КПСС.

С 1987 по 1988 год — первый заместитель министра лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР.

С 1988 по 1989 год — первый заместитель министра лесной промышленности СССР.

Примечание.

По материалам редакци «Эхо Севера» и по данным информационных стендов в здании бывшего Обкома КПСС — ныне здание Архангельского Областного Собрания депутатов.

Фото Гуськова кроме той, что из Думского архива, сделаны Ильёй Азовским 16 августа 2013 года на Набережной Северной Двины в Архангельске.

Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле