Завтра в Архангельске +5°CСеверодвинске +5°CОнеге +5°CВельске +6°CМирном +5°CШенкурске +5°CЯренске +7°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, понедельник, 22.10.2018 12:12

Без кулаков

17.10.2018 17:00
Спикер Архоблсобрания Екатерина Прокопьева о новой структуре регионального парламента и перспективах бюджетного процесса.

Архангельское областное Собрание седьмого созыва приступило к работе. Напомним, что менее месяца назад, 20 сентября, состоялась первая, или, как ее еще называют, установочная сессия регионального Парламента.

Там были избраны: руководящие органы созыва, председатель, заместители, руководители комитетов. Самих комитетов, к слову, стало меньше — всего 11.

Напомним, что в нынешнем созыве 47 депутатов против 62 в VI созыве.

Депутатский корпус заметно обновился — многие «долгожители» депутатского корпуса не прошли в нынешний созыв. Сменилось и руководство регионального Парламента — из прошлого руководства остался только вице-спикер Игорь Чесноков. Как и в прошлом созыве, он будет курировать социалку.

Вторым вице-спикером избрали Александра Дятлова — под его кураторством промышленность, экология, ЛПК, природопользование.

Председателем Архангельского областного Собрания впервые в истории региона избрана женщина — Екатерина Прокопьева.

На 24 октября назначена очередная (вторая) сессия седьмого созыва.

Осень в жизни регионального Парламента — особое время: депутатам предстоит обсуждение ключевого законопроекта — «О бюджете Архангельской области».

Почти две недели работала комиссия по бюджетным проектировкам, созданная Правительством области.

Сам бюджет внесен 15 октября.


Основные параметры бюджета Архангельской области на 2019 год

Доходы с учётом федеральных средств 77,2 миллиарда рублей.

Расходы за счёт всех источников составят 80,7 миллиарда рублей.

Областная инвестиционная программа (ОАИП) 1 миллиард 902 миллиона рублей. Это на 12 процентов больше утверждённых сумм текущего года (1,699 миллиарда).

Инвестиции предлагается направить на завершение переходящих объектов, а также на обеспечение софинансирования по федеральным субсидиям. При этом планируется привлечь более 5,5 миллиарда рублей федеральных средств.


Помимо этого, заканчивается окончательное формирование структуры законодательного органа, и началась подготовка ко второй сессии.

Какова новая структура, каковы перспективы принятия бюджета и какие новации в бюджетном процессе?

Со всеми этими вопросами главный редактор «Правды Северо-Запада» Илья Азовский обратился к председателю Архангельского областного Собрания VII созыва Екатерине Прокопьевой.

К слову, спикер нашего Парламента за день до записи интервью участвовала в бюджетных слушаниях в Совете Федерации, где участники могли напрямую задавать вопросы и главе Счетной палаты Алексею Кудрину, и министру финансов РФ Антону Силуанову.

Публикуем стенограмму интервью:

Илья Азовский:

– В новом созыве областного Собрания депутатов стало меньше. Также изменилась и структура регионального Парламента. По какому принципу сокращали и объединяли комитеты?

Екатерина Прокопьева:

– Принцип был единственно возможный: чтобы новая структура соответствовала Уставу Архангельской области и тем функциям, которые там определяются для областного Собрания депутатов.

При разработке структуры важно было определиться со всеми важными направлениями, за которые депутаты несут ответственность и в чем (в политическом плане) должны принимать участие.

За основу взяли пример Государственной Думы. Так и сложилась структура из 11 комитетов.

– То есть структура будет по аналогии с федеральными органами власти?

– Да.

– Насколько болезненно с точки зрения функционала произошло сокращение комитетов? Раньше один комитет отвечал за меньший сектор действий, чем сейчас.

– Функционал у каждого комитета увеличился. К примеру, комитет по образованию, науке и культуре. Это огромный блок вопросов. Особенно если учитывать, что на сегодняшний день только 3 депутата изъявили желание работать в этом комитете.

Вопрос даже не в том, что мы сократили количество комитетов. Важно то, какое количество депутатов придет в эти комитеты работать. И я допускаю, что даже на второй сессии, куда мы выносим вопрос о составе комитетов, будут приняты решения, которые в ходе работы могут быть изменены, как по личному желанию депутатов, так и по производственной необходимости.

Я уже сегодня обращаюсь к некоторым депутатам с просьбой перейти из одного комитета в другой.

В данный момент (интервью писалось 9 октября) у нас не сформирован комитет по вопросам сельского хозяйства, рыболовства и торговли. Впрочем, это вовсе не значит, что этот комитет не нужен.

Сегодня комитетов 11.  Но это не значит, что завтра это число не может измениться.

У нас по регламенту в каждый комитет должно входить от 3 до 6 человек. Сегодня в указанный комитет записались 2 человека. То есть формально мы его образовать не можем.

– На первой сессии, когда назначали вице-спикеров, был задан вопрос: логично ли, когда вице-спикер сам курирует какой-то из комитетов и сам же является председателем? Что вы по этому поводу думаете? Возможно ли при этом совмещение должностей?

– Депутатов стало почти в полтора раза меньше, поэтому предполагается совмещение различных направлений, обязанностей. Мы сейчас говорим о людях, которые работают на освобожденной основе. Это касается и одного и другого заместителя. У нас и Александр Владимирович одновременно является и заместителем председателя, и возглавляет комитет, и Игорь Александрович то же самое. На сегодняшний день они готовы одновременно выполнять две функции.

Если мы говорим о предвзятости или каком-то субъективизме в этом случае, то я и на сессии ответила, что у нас для этого еще есть и председатель Собрания, который готов включаться в какие-то вопросы, если они будут спорными.

– В адрес прошлого областного Собрания выдвигалось достаточно много критики, что депутаты больше стали похожи на некую машину для голосования. Большинство инициатив правительства практически проходили с первого раза и без особых прений, если сравнить с предыдущими созывами.

– Не соглашусь. Может, это ваше ощущение от самих сессий. Но если посмотреть, какое количество инициатив не дошло до сессии, но было включено на каком-то этапе, то окажется, что дискуссии есть, и очень острые.

Один из последних примеров: законопроект, который касался приостановки действия по мерам социальной поддержки участникам боевых действий.

Законопроект был внесен Правительством. Фракция «Единая Россия» подвергла его доскональному анализу, который привел к тому, что до сессии этот вопрос не дошел.

Он был снят Правительством потому, что депутаты до сессии смогли доказать, что проект недоработан и не учитывает всех аспектов, касающихся участников боевых действий.

Бывают и такие истории. Они не так видны в публичной плоскости, но они существуют.

У нас правом законодательной инициативы обладают и Правительство, и каждый депутат. И количество инициатив со стороны депутатов тоже было немалое.

Вопрос не в том, что все соглашаются, а в том, что часто спорные моменты снимаются до сессии в рамках рабочих групп либо на фракциях.

– Еще областное Собрание часто критиковалось за странные законы. Например, практически не действующий закон о тишине. Есть и другие законы, которые либо трудно администрируются, либо просто устарели.

Не пора ли провести некую люстрацию всего законодательства и отменить так называемые ненужные законы?

– Для того, чтобы понять, какой закон работает, а какой нет, недостаточно лишь проведения анализа. Необходимо обсуждать этот вопрос с общественностью.

Если вы или кто-то из жителей области считает, что тот или иной закон устарел или не работает, то повлиять на законодателей можно через любого из депутатов.

Например, запрет на продажу электронных сигарет для лиц, не достигших определенного возраста введен. Но не прописана ответственность за эти нарушения. Закон не работает.

И сейчас данной проблемой занимается прокуратура.

Проблема в том, что правом администрировать нарушения наделили органы местного самоуправления.

Но что такое органы местного самоуправления? Это сельская администрация или администрация района.

Как вы себе представляете функционирование этого закона? Можно ли представить, что Глава муниципального образования будет бегать по магазинам, где торгуют курительными смесями, и фиксировать эти нарушения?

Я говорю о том, что не хватает правильного механизма.

Поэтому, во‑первых, нужно понять, какие нормы не работают. А во‑вторых, посмотреть, что не позволяет закону работать в той мере, которая необходима.

– На бюджетных слушаниях в Совете Федерации, в которых вы принимали участие, говорилось, что для компенсации определенных выпадающих доходов предложено направить в регионы большую часть поступлений (до 80%) с акцизных сборов на крепкий алкоголь.

У нас в регионе в последнее время проводилась политика на деалкоголизацию населения: ограничения на продажу алкогольных напитков (вплоть до того, что их днем в праздники можно купить лишь с 10 до 13). Плюс запрет на продажу в ночное время.

Сейчас наступает момент, когда регион будет кровно заинтересован в том, чтобы количество акцизных сборов нарастало. Это деньги в детские сады, школы и т. д. Не кажется ли вам это противоречием? Не настала ли пора отменить эти ограничения?

– Что касается акцизов на алкоголь. Сегодня акциз расщепляется 50/50. Для чего вводится 80/20?

Дело в том, что у нас отменяется налог на движимое имущество. Почему его отменяют? Движимое имущество закупает частник для развития собственного производства. Налог отменяется, чтобы у частника был стимул развивать производство, модернизировать его.

Это связано с перераспределением тех доходов, которые существуют.

Мы посмотрели и сказали в Совете Федерации, что наш регион нуждается в компенсации выпадающего налога. Поэтому 8 октября министр Силуанов заявил, что в Минфине есть понимание этого момента.

Это касается абсолютно всех регионов. Поэтому в федеральном бюджете преду­смотрена определенная сумма на компенсацию.

То есть всё, что мы недополучим от акцизов, будет компенсировано другим путем.

Поэтому не будет у Архангельской области заинтересованности наращивать продажу алкоголя.

Что касается ограничений по продаже алкоголя. Я против того, чтобы ослаблять режим продажи.

Дело в том, что мы один из тех регионов, который входит в десятку наиболее пьющих. Это плохо.

Причин очень много: уровень культуры, депрессии, климатические условия, даже короткий световой день — всё что угодно способствует потреблению алкоголя.

Страшно, когда видишь ужасающие показатели смертности в регионе. У нас мужчины в среднем живут на 12 лет меньше, чем женщины.

Очень много смертей от внешних причин: ДТП, падения с балконов, пожары — всё это происходит, как правило, в нетрезвом состоянии. Поэтому я за то, чтобы регулировать продажу алкоголя.

– Вернемся к совещанию в Совфеде. Правительство сделало акцент при формировании бюджетов регионов на увеличении частных инвестиций. То есть наш бюджет на следующие и, видимо, на последующие три года будет зависеть от того, как область привлекает частные инвестиции.

Область, если верить последним рейтингам, экономически привлекательна. Однако есть НО…

Не поставим ли мы в таком случае наш бюджет в зависимость от экономической конъюнктуры?

Понятно, что бюджет страны находится в турбулентности от санкций. Также всегда необходимо учитывать состояние мировых рынков.

Не поставим ли в зависимость социально-экономическое благополучие области от внешних факторов, никак не зависящих от региональных властей?

– Вы абсолютно правы, что мы формируем бюджет в условиях санкций. Никто их не отменял. Более того, пока есть настрой на их ужесточение. Это будет заметно для всей страны, что, естественно, будет сказываться и на конкретном субъекте. И на Архангельской области.

Мы выстраиваем политику, учитывая внешний фактор. Без этого никак. Давайте обратимся к параметрам бюджета. Например, ВВП. По оценкам на текущий год и последующий имеются очевидные признаки его снижения. Рост его прогнозируется дальше.

Прогнозные показатели из федерального бюджета до 2021 года.

Это говорит о том, что вся экономика страны, несмотря на принимаемые меры, всё-таки пока что не может выйти на показатели роста ВВП.

И сегодня любой экономист говорит о том, что нужны инвестиции. Вообще, по экономическим параметрам, любая инвестиция начинает работать через 4 года, давая экономический эффект.

И если сегодня экономика не позволяет делать инвестиции за счет бюджетов, то это значит, что надо искать частника. Нужно сделать так, чтобы ему было не страшно вкладывать свои деньги в развитие экономики отдельно взятого региона или страны.

Поэтому создаются налоговые правила на ближайшие 6 лет, чтобы люди грамотно принимали решения без каких-либо рисков со стороны государства и не боялись субъективных обстоятельств.

Так что мы должны создавать преференции для частников. Это касается любой из сфер.

Можно взять цифры по количеству медицинских учреждений в негосударственном секторе. Они готовы работать, в том числе в системе ОМС.

Ведь что такое частная больница? Она также предъявляет расходы в тарифную комиссию. По одним и тем же тарифам плату за услугу получают государственная клиника и негосударственный сектор.

Поэтому нельзя допустить, чтобы на какой-то комиссии произошло ущемление прав НЕгосударственной структуры.

Ровно такие же инвестиции должны быть и в лесной отрасли, и в туристическом бизнесе. Везде.

Частный сектор не должен бояться вкладывать свои деньги и рассчитывать на окупаемость. Других денег нет.

– Тенденция последних лет — рост социальных обязательств государства. Они растут, а бюджет не прогрессирует. Не получится ли так, что в итоге при политике на сохранение социальных обязательств и уменьшение ВВП  увеличится долг Архангельской области?

– Сегодня у Федерации есть много методов регулирования, касающихся региональных долгов. Много уже говорится о модельном бюджете, где прописаны соглашения.

Мы эти соглашения заключаем между регионом и федеральным центром, и они обязывают нас не допускать увеличения долговой нагрузки, в обмен на финансовые средства со стороны Федерации.

Иногда выполнять это не так просто.

Например, оказывается так, что на образование по модельной методике денег в регионе мы тратим больше. И тут мы пытаемся в Минфине доказать, что в модельной методике не учтены особенности территории — размеры, удаленность населенных пунктов, тысячи рек и озер, которые не позволяют сокращать систему образовательных учреждений — в малых деревнях они должны оставаться.

И мы доказываем, что всё это не учесть в модельном расчете.

А с другой стороны, если вы посмотрите на долговые обязательства, к примеру, Татарстана. Они огромные.

Но там каждый вложенный рубль приносит эффект.

Поэтому не стоит в этом плане стремиться к нулю.

Необходимо делать так, чтобы эти долги не проедались, а правильно инвестировались и давали плюс. Это самое главное.

– Что касается социальных обязательств. На прошедшей сессии вы приняли пакет законов, которые гуманизируют пенсионную реформу: сохраняют льготы. Не потребует ли это дополнительных расходов из бюджета? Или это просто сохранение того, что уже есть?

– Эти расходы были заложены во всех бюджетах при формировании на 2018, 2019 и 2020 годы. Вы правильно сказали: этот закон гуманизирует ситуацию, когда нужно менять пенсионное законодательство.

Это касается налогов для людей, достигших у нас на Севере пенсионного возраста: 50 — женщины, 55 — мужчины, это касается всех льгот, которые предоставлялись пенсионерам.

Всё это было просчитано в бюджете.

Если бы мы этого не сделали, то это привело бы к сокращению расходов в бюджете. Но делать так было решительно нельзя.

На очередную сессию правительство выносит вопрос об изменениях текущего бюджета в части увеличения расходов на меры социальной поддержки для старшего поколения в текущем году. Это нормальные технические корректировки, с которыми трудно спорить.

У нас приоритет — это гарантии по тем социальным обязательствам, которые приняты на сегодняшний день.

Но есть мораторий (один из методов регулирования со стороны Федерации): любые новые социальные обязательства могут приниматься регионом только после согласования с федеральным министерством.

– Регионы страны слишком разные: крохотная Липецкая область и огромная Архангельская. Они несопоставимы. Не считаете ли вы, что от этой единой модели пора избавляться?

– Как раз совсем недавно шел спор, чтобы унифицировать бюджетный процесс. Потому что на распределение денег часто влиял субъективный фактор.

Модельная методика, с одной стороны, очень опасна (тот же пример Архангельской области), а с другой стороны — это исключает те подходы, когда деньги распределяются по субъективным признакам.

Это как с ЕГЭ. Один говорит, что дети перестали развиваться, а другие считают, что стало меньше зачислений из-за того, кто больше занесет или шире улыбнется.

Считаю, что модель должна существовать так же, как и возможности для доказывания.

– Вернемся к тому вопросу, который мы вам задали на первой сессии: вы поработали уже месяц в должности председателя. Как у вас налажено сотрудничество с коллегами? Не только с молодыми (в смысле новыми), но и с матерыми…

– Мы абсолютно все в рабочем состоянии, и никто себе не позволяет лишнего. Идет диалог. Порой даже споры.

В кулачные бои это, смею вас заверить, не переходит.

В работе для меня нет гендерного различия: мы все — коллеги.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле