Завтра в Архангельске −5°CСеверодвинске −5°CОнеге −3°CВельске −3°CМирном −3°CШенкурске −3°CЯренске +7°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, понедельник, 17.12.2018 19:59

В очередь … в очередь

16.12.2018 10:00
Рецензия на роман Владимира Сорокина «Очередь» от нашего культурного смотрителя.

Имя Владимира Сорокина достаточно часто всплывает по разным поводам, когда заговаривают о теперешней русской литературе. Он далеко не последний в очереди за славой русского писателя. Среди нынешнего всеобщего упадка хотелось бы верить, что, по крайней мере, русская проза продолжает жить.

Среди прочих, вполне громко звучат три имени постмодернистов: Пелевин, Елизаров и Сорокин.

Виктор Пелевин стабильно пребывает в астрале, из которого его каждый год дергает издатель, требующий новую книжку.

Михаил Елизаров — самый молодой писатель в тройке. В его книгах больше всего драйва, а транслируемые идеи часто граничат с фашизмом или высмеивают его же. Сегодня Елизаров полностью погрузился в музыкальную деятельность, а книжками уже очень давно не радовал.

Владимир Сорокин — настоящий мэтр жанра. Основные свои повести и романы он писал еще в начале восьмидесятых — конце семидесятых. Само собой, рассчитывать на тиражи в то время писатель не мог.

Как ни странно, широкую известность Сорокин получил в девяностые и уже после того, как люди «распробовали» Пелевина.  

Самые знаменитые произведения Сорокина — «Норма», «Голубое Сало» и трилогия «Лед».  Эти четыре тома сделали писателя популярным, по большей части, среди молодежи. Среди читателей есть немалое количество людей почти всех возрастов, но молодые люди куда спокойней относятся к поеданию «нормы» на страницах книги, чем старшее поколение.

Известен Сорокин и своими предсказаниями, которые если сбываются, то сбываются с пугающей точностью. Беженцы в Европе появились на страницах «Теллурии» на 2-3 года раньше, чем в реальности. Сегодня складывается ощущение, что европейские политики, высказывающиеся по теме приезжих, списывают свои речи из «Теллурии».

«День опричника» оставим без комментариев. Достаточно взглянуть на дату его выхода, потом на улицу.

Сегодня Сорокин уже почти не пишет крупных романов. Последний роман «Манарага» вышел в 2017 году, 7 лет до этого не выходило ничего. И это, пожалуй, первая книга, в которой ощущается старость Сорокина, которому всего 63 года.

Будучи «не совсем в теме», писатель не смог интересно преподнести гаджеты и последствия их использования.

«Очередь» — следующее по хронологии произведение после легендарной «Нормы». Если в «Норме» Сорокин выплеснул, похоже, все, что накипело за 28 лет жизни в СССР, то в «Очереди» он немного успокоился, но не потерял язвительной колкости в сторону советского быта.

Повесть «Очередь» поначалу воспринимается как обычная, средней тяжести «чернуха» по поводу извечных советских нехваток. Чего-то дают, но что — это так и остается неизвестным читателю. Даже самим героям повести, не совсем ясно по сколько дают и стоит ли стоять, хотя они и не ленятся подолгу выяснять это.

Каждый в очереди испытывает жажду справедливости, поддерживая не только дневные, но и ночные переклички, изгон нестоявших, правда, все больше словесный, и осуждение антинародных происков милиции, исправно поставляющей привилегированных покупателей. Переклички тоже выдержаны в форме диалога, звучащего так:

— Дюкова.

— Я.

— Сокольский.

— Я.

И так далее на десяти страницах. Может быть, для того чтобы расположить рядом по две еврейских фамилии («Они» и тут держатся вместе».)

Но, более вероятно, это сделано для того, чтобы читатель вместе с героями романа почувствовал рутину многодневной очереди.

Картина очереди со всеми ее несправедливостями — весьма живая и, по обычным меркам, емкая, свидетельствует о несомненном таланте автора, в то время, стесненного цензурой. У Сорокина получатся даже галдеж передать отдельными репликами.

Но действие развивается, и мы начинаем распознавать в этом хоре два голоса, мужской и женский, которые явно испытывают симпатию друг к другу. Ближе к концу дело доходит до любовной сцены в безлюдной квартирке.

В этой «сцене» автор не покидает строго выдерживаемый режим диалога, ввиду чего кульминация сцены звучит так:

— Аах…

— Хах…

— Аах…

— Хах…

И так далее, едва ли не на шести страницах. Варьируется лишь количество гласной «а» в междометиях.

Видавших «Норму» таким не отпугнешь, но новую аудиторию такая подача может смутить. Не стоит ждать от Сорокина достоевских описаний женщины. Автор считает, что читатель сам лучше него представит рядовую постельную сцену с участием простых людей. 

На протяжении всей книги все в очереди обсуждают то, что ждет их в конце. Толком никто не знает, за чем стоит. Периодически всплывают «инсайды» вроде «каблуки высокие» или «турецкая шерсть!»

На дворе коммунизм, а народ волнует ТОЛЬКО как бы побыстрее купить неизвестную вещь. Причем, если по очереди прокатывается слух, что вещь из капстраны, то диалоги заметно оживляются, а если из Варшавского блока, то обязательно за этой новостью последуют упреки в «криворукости».

Но самое главное, чтобы не «наше».

Не волнуют такие важные темы только маленького мальчика, которого тянет играть, пить, писать, есть, спать и прочее. Двое главных героев, если их так можно назвать, тоже часто делают паузы в обсуждении товаров. Самый долгий перерыв длится страниц 20. Во время, собственно, акта.

Если Сорокин хотел показать самую характерную, на его взгляд, черту 1985-го бесконечной, в прямом смысле, очередью, то получилось превосходно. Если же в планах было раскрыть всю эпоху, то весьма спорно.

С одной стороны, можно сказать, что это гипертрофированный образ мышления среднего советского гражданина в те годы. Все-таки, люди в очереди не все время разговаривает о грядущей покупке.

Хоть и с меньшим интересом, они обсуждают мировые новости, разгадывают кроссворд и убегают по делам, заняв за кем-нибудь очередь.

В сцене с кроссвордом можно разглядеть мнение автора о культурном образовании советских граждан.

С другой, надо полагать, что не совсем весь Советский Союз стоял в очереди. Люди как-то еще работать и жить успевали. 

В общем и целом, это очень легкая для чтения, язвительная, динамичная, в меру смешная история, рассказанная голосами нескольких десятков людей. Сорокин ставит читателя в ту же самую очередь.

Он буквально заставляет невольно слушать чужие разговоры, двигаться, загибаться, перекликиваться вместе со всеми.

Чем-то этот роман очень отдаленно напоминает «Желтую стрелу» Пелевина, точнее наоборот, если учесть дату выхода «Стрелы». В «Очереди» только двум главным героям удалось вырваться из людской колонны и вознестись над ней. «Желтая стрела» тоже представляет собой бесконечную дорогу и пелевинский герой точно также заканчивает свое путешествие выше остальных.

Героев Сорокина возносит любовь, героя Пелевина — дзен, но ясно, что оба писателя наблюдают за пролетариатом откуда-то сверху, как, вероятно, и положено писателям.


Александр Губкин

18+

Книга содержит нецензурную брань.


Редакция благодарит компанию «Шестиозерье-Лес» и кинотеатр «Русь» за поддержку рубрики «Культурный смотритель».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле