Завтра в Архангельске +17°CСеверодвинске +17°CОнеге +15°CВельске +18°CМирном +18°CШенкурске +20°CЯренске +18°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, воскресенье, 14.07.2019 15:34

Трагедия для галочки

29.06.2019 13:47
Рецензия на фильм «Курск» от нашего культурного смотрителя.

Режиссер: Томас Винтерберг

В ролях: Маттиас Шонартс, Леа Сейду, Питер Симонишек, Аугуст Диль, Макс фон Сюдов

В прокате с 27-го июня


За прошедший месяц в российских медиа особенно рьяно обсуждают «западный» взгляд на чернобыльскую трагедию и выход фильма «Курск», который опять почему-то сняли не мы.

Видимо, уже стало традицией слышать рьяные призывы запретить все, что связано с историей России в любой из ее периодов. Если произведение можно трактовать более, чем одним способом, который непременно должен следовать «линии партии», то публика обязательно увидит скандал, разжигаемый теми, кто фильма в глаза не видел.

Так было и с «Курском». Опять начались пассажи в стиле «не лезьте в нашу трагедию, это наше горе и мы снимем сами, как надо».

Во-первых: с чего кто-то берет на себя право рассказывать кому-то, как ему снимать?

Во-вторых: откуда все вдруг резко узнали как надо?

В-третьих: скорее всего, не снимите. К сожалению, в России сегодня никак не получится снять что-то кроме агитки на тему знаменитой подлодки, по понятным причинам.

Заметим, что режиссер никому ничего не должен и имеет право хоть оргию снять в рамках заданной истории и ничто его ограничивать не будет, в нормальном кино-бизнесе, во всяком случае.

Но, чтобы патриотически-настроенным гражданам было легче, не получилось ничего эпохального и у западных коллег.

Хотя детали трагедии «Курска» наверняка знакомы многим, стоит познакомить с тем, как к ее завязке подошли создатели фильма. Россия, начало 21 века. Моряки и подводники живут в небольшом поселке Видяево неподалеку от Мурманска.

Жалование платят нерегулярно и для того, чтобы, например, провести свадьбу одного из друзей-подводников, капитан атомной подлодки «Курск» Михаил Аверин (похожий на Путина актер Маттиас Шонартс), закладывает свои часы.

Вскоре Аверин со своей командой выйдет в море для выполнения учебно-боевого задания недалеко от Кольского залива. Спустя два дня на «Курске» произойдет авария, в результате которой погибнет весь экипаж — 118 человек.

Пока подводники на затонувшей лодке ждут помощи, которой не будет, на берегу их жены продолжают сражаться за любую информацию о мужьях. По обрывкам данных, которые все-таки до них доходят, с «Курска» доносятся какие-то сигналы, но власти, разумеется, предпочитают молчать.

Вместо конкретики на собраниях с местными жителями Видяево, они задвигают им абсолютно идиотские патетические речи про честь флота и увиливают от ответов на прямые вопросы.

От помощи других стран российский флот тоже отказывается — то ли из-за гордости, то ли из-за боязни слива военных секретов. Так или иначе, в этой войне интересов проигравшими окажутся 118 подводников.

Над художественным фильмом про «Курск» работала мощная команда: продюсер Люк Бессон, датский режиссер Томаса Винтерберг, некогда стоявший у истоков датской «Догмы» с Ларсом Фон Триером, сценарист «Спасти рядового Райана» Роберта Родэт, оператор «Догвилля» и «Антихриста» Энтони Дод Мэнтл.

Но несмотря на весь свой опыт и шикарные послужные списки, команда эта разродилась совершенно безжизненной картиной, в которой нет ни драмы, ни красиво показанной катастрофы, ни даже яркой клюквы, в которую сваливаются многие западные кинематографисты, снимая кино о СССР и России (клюква тут есть, но также очень вялая).

В «Курск» невозможно влюбиться и от него невозможно прийти в ярость — это снова попытка показать страшные события и не оскорбить ничьи чувства при этом. А так не бывает, во всяком случае, не в истории с «Курском».

Двухчасовой фильм-катастрофа без единого нерва, никакое кино. Понятно, почему картина на довольно скользкую в нашей стране тему добралась до российского проката, которому чужды даже гей-сцены, в девственном виде — из нее не то что нечего, а просто незачем что-то вырезать.

Положение фильма усугубляет его соседство с другим произведением — «Чернобылем». В обоих случаях реконструкцией национальной трагедии занимаются европейцы, но если сериал HBO, несмотря на некоторые неточности и ляпы, производит как минимум мощнейшее визуальное впечатление, то «Курск» атмосферно и в деталях ничего особенного не представляет.

Страшно обшарпанные многоэтажки: снимали картину в нескольких европейских странах, но поленились съездить непосредственно в Видяево. Этот поселок и сейчас-то вызывает не самые яркие эмоции, а в конце 90-х, начале 2000-х Сергей Доренко и вовсе сравнил этот населенный пункт с Грозным, взятым федеральными силами.

Настолько было дико видеть, как служащие ядерного щита страны ютятся в панельных бараках. Фильм же, что называется, не дожал.

Хотя Серые коридоры, увешанные российской государственной символикой, рубли, морская форма — все как будто настоящее и даже напоминает Видяево, каким мы видели его в легендарном репортаже Сергея Доренко. Реквизиторов и костюмеров в Европе подбирают, что надо.

Но сквозь узнаваемые образы то и дело проскальзывают глупости — на свадьбе поют странные морские песни на английском, при этом крича по-русски «горько!», из телевизора в одной из сцен прорывается тушинский концерт Metallica, хотя он был почти на десять лет раньше «Курска», в квартирах на стенах вроде висят ковры, но они все равно просторнее и светлее, чем есть на самом деле, даже программа новостей называется странно — «Картина».

И получается, что буквально везде есть какая-то фатальная неточность, мгновенно разрушающая общую атмосферу. Конечно, странно ругать «Курск» за работу художника-постановщика, но тут виноват опять же «Чернобыль», где как раз его заслуги перекрывали многое. На его фоне (повторимся — при всех возможных ошибках) здесь все кажется неестественным, наивным, неряшливым.

Некогда один из самых спорных и самобытных режиссеров Европы Томас Винтерберг здесь словно воды в рот набрал. Видно, что ему не интересны ни история, ни герои, ни контекст. Он последовательно пересказывает более-менее всем знакомые события: сначала учения, далее — взрыв и затопление, следом — томительные часы и дни ожидания.

Ни единого сомнительного или смелого шага на протяжении всех двух часов. Единственный конфликт в фильме — особенно для отечественных зрителей, которые знают финал — противостояние двух российских адмиралов, низведен до стычки хорошего военного с плохим.

Особенно хорошо безразличие режиссера иллюстрирует финал фильма. Винтерберга не волнуют причины трагедии, он не хочет играть в журналиста, пересказывая версии трагедии подводной лодки «Курск», которые можно найти хоть на «Википедии».

Он не дает четкого ответа, кто виноват, и что надо было делать — кажется, что создателям картины просто нечего сказать или, как вариант — другого слова нет — влом разбираться в случившемся.

Винтерберга, о чем он заявляет в последнем титре фильма, интересуют дети — 71 ребенок после затопления «Курска» остался без отца. В финале сыну Аверина возвращают те самые часы отца, заложенные им в ломбард в начале фильма.

Там же, в начале, сын с отцом тренируются задерживать дыхание под водой; за эту круговую композицию и выводы про семейную преемственность хочется поставить Винтербергу «кол» — настолько этот конец выглядит очевидным и скучным, да и подобная ирония неуместна.

Отдельный разговор — актерский состав. Колин Ферт играет командира британского отряда спасателей, который предлагает помощь России. На самом деле это усредненный образ Колина Ферта из не лучших его картин — английский интеллигент с мягкой речью и чистыми помыслами.

У великого Макса фон Цюдова в роли плохого адмирала три выхода: два странных, один — чудовищный, угадайте во время просмотра, где какой. Внешняя схожесть заглавного артиста Маттиаса Шонартса с нашим президентом могла бы добавить бы в фильм дополнительное, демоническое измерение, но и на это Винтербергу наплевать.

Единственное светлое пятно — роль Леи Сейду, которая в сознании зрителя наверняка перекликается с историей Людмилы Игнатенко из «Чернобыля». И тут, и там — истории сильных русских женщин, которые так научились растворяться в родных, что живут только ради этого.

Но это не слабость, а наоборот — их смелость и невероятная сила. Они всегда спокойны, когда семья дома, и наоборот — когда кого-то нет рядом. Сейду, не обладая славянской внешностью и внятным сценарием, здесь играет, как принято говорить в интернетах, буквально на кончиках пальцев, собирая образ по крупицам.

Её Таня в «Курске» — это синтез из помятой красоты и легкой усталости беременной женщины, материнской тревоги и необъятной силы воли. Что бы ни случилось, таких женщин не сломать.

Но для большого фильма лишь одного более-менее живого персонажа все же недостаточно. Очень редко «Курск» вспыхивает и заставляет эмоции выйти из общего уныния, но кажется, что это не заслуга картины Винтерберга, а наши общие, национальные фантомные боли.

Ну и полная тишина, относительно поведения власти, спустя несколько дней после трагедии. А для большинства населения это и было главным. Про подводников действительно забыли довольно быстро, но постоянно меняющиеся показания адмиралов, президента и прочих стали повесткой дня на очень долгий срок.

Несмотря на то, что трагедия с атомной подводной лодкой случилась почти 19 лет назад, многое стоит перед глазами в мельчайших подробностях до сих пор. Люди помнят слезы родных погибших, бесконечные репортажи с места крушения, знаменитое путинское «Она утонула».

Для нас случай с «Курском», как и Чернобыль — это больше чем катастрофа, это определенный перелом в сознании. А для создателей «Курска» — просто еще один сюжет, который надо упаковать в продукт и продать (что нормально), но до которого ни одному из них по-настоящему дела нет.

Вместо этого фильма гораздо интересней посмотреть вышеупомянутый репортаж Доренко. Он бесплатный, лежит в открытом доступе, идет на час меньше, а эмоций на целое ведро, даже слишком. Ну и это видео также очень наглядно показывает уровень того телевизора и сегодняшнего. В первую очередь, уровень профессионализма авторов сюжета, а уже потом их смелость и уровень свободы слова на главном канале.


Александр Губкин

16+

Редакция благодарит компанию «Шестиозерье-лес» за поддержку рубрики «Культурный смотритель».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле