Завтра в Архангельске +16°CСеверодвинске +16°CОнеге +16°CВельске +18°CМирном +18°CШенкурске +18°CЯренске +18°C
18+
Агентство Братьев Мухоморовых, четверг, 15.08.2019 12:17

Мышковский квест… Вспомнить всё

14.08.2019 13:00
Три года назад за умышленное банкротство Лесозавода № 3 и покушение на мошенничество сел депутат Мышковский. Процесс был долгий, мучительный с обилием лжи. Но приговора ждали 700 обанкроченных семей. Сегодня олигарх уже на свободе. Предлагаем хронику тех дней…

Сторона защиты Мышковского и Графа из трагедии лесозавода № 3 пыталась устроить фарс, в итоге получила реальный квест. На минувшей неделе внимание общественности вновь было приковано к делу об умышленном банкротстве ОАО «Лесозавод № 3»…

В Интернете по делу Графа&Мышковского появился пространный документ, с точки зрения морали едва ли оценимый — жалоба адвоката Антонова, который на суде представлял интересы превращённого в руины и убитого напрочь Лесозавода № 3…

Напомним, что и экс-директор Лесозавода Граф, и депутат областного Собрания — теневой владелец лесного холдинга Мышковский получили за покушение на мошенничество и умышленное банкротство Лесозавода № 3 по шесть с лишним лет колонии. Срок реальный.

Это было в июле в Ломоносовском суде…

Сейчас оба деятеля в СИЗО-4 ждут рассмотрения апелляции. Параллельно в Шенкурске проходит сбор голосов в поддержку Мышковского (об этом уже мы писали).

Итак, перед нами жалоба Антонова — представителя потерпевшего ОАО «Лесозавод № 3», действующего по доверенности конкурсного управляющего завода-банкрота, накачанного долгами по криминальной схеме, раскрытой позже правоохранительными органами (а конкретно — ФСБ).

Затем были два с половиной года суда, где, несмотря на тяжесть инкриминируемого деяния, к создателям преступной схемы не применялась мера пресечения.

Два с половиной года подробно и во всех деталях, удовлетворяя почти каждое ходатайство, суд кропотливо рассматривал дело.

В ходе процесса всплыл весь масштаб криминальных схем, и весь цинизм задуманного и почти воплощённого преступного замысла — результатом рассмотрения стал приговор: действующий депутат областного Собрания депутатов Архангельской области Сергей Мышковский и экс-депутат городской Думы Виталий Граф получили солидные реальные сроки заключения по приговору Ломоносовского районного суда города Архангельска.

Вот тут-то и начинается самое странное, не поддающееся здравому смыслу, а подпадающее под категорию самых страшных форм цинизма.

Когда осуждённые или их адвокаты подают жалобы и не согласны с приговором — это нормально. Они реализуют своё право на защиту…

Но адвокат Антонов в этом деле, повторимся, представитель потерпевшего Лесозавода, и суть его жалобы, если утрировано, в том, что лесозаводу № 3 осуждёнными Графом и Мышковским пока не нанесено ущерба.

Итак, представитель потерпевшего адвокат Антонов не согласился с приговором суда, подал апелляционную жалобу, в которой указал, что Граф и Мышковский, оказывается, не совершили никакого преступления. Дескать, уголовное дело о покушении на мошенничество (ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ) возбуждено с нарушением закона — без заявления от ОАО «Лесозавод № 3», что, по мнению Антонова, является «безусловным препятствием к возбуждению уголовного дела».

Антонов также считает, что действия подсудимых неправильно квалифицированы по ст. 196 УК (преднамеренное банкротство), так как у суда не было оснований признавать сделки, совершенные директором Графом, фиктивными, а кредиторов — зависимыми от подсудимых.

Далее, Антонов полагает, что причины неплатежеспособности юридического лица судом не установлены, и в состав ущерба включены суммы задолженности, возникшие в предшествующие работе Графа периоды.

Ну, и самое ключевое и вызывающее недоумение: Антонов, как представитель потерпевшего — разорённого, разваленного, убитого напрочь Лесозавода № 3, на полном серьёзе утверждает, что до окончания процедуры банкротства невозможно говорить о реальном ущербе кредиторам.

То есть, катастрофа есть, а ущерба, дескать, нет.

С моральной точки зрения Антоновский тезис с трудом поддаётся толкованию. Разве что его можно охарактеризовать как крайнюю форму цинизма, но оставим характеристики. Ибо о степени цинизма лучше всего смогут сказать почти 700 обездоленных рабочих Лесозавода № 3 и члены их семей.

Попробуем проанализировать жалобу Антонова без эмоций, чисто юридически…

***

Эквилибристика, цитаты из закона до нужной запятой…

В юридическом смысле жалоба Антонова не выдерживает никакой критики, и при анализе создаётся ощущение, что вся она построена на передёргивании фактов, а также частичном цитировании норм законов, к которым апеллирует Антонов.

Умышленно это сделано или по недопониманию — утверждать не берёмся, однако, учитывая высшее юридическое образование автора жалобы, всё-таки склоняемся к тому, что он действовал в интересах нанимателя (читай — заказчика). Какого заказчика — это другой вопрос…

Вот пример недоговорённости и передёргивания:

Антонов пишет про то, что дело было возбуждено с нарушением закона — без заявления от ОАО «Лесозавод № 3», что, дескать, является «безусловным препятствием к возбуждению уголовного дела».

Вроде бы, на закон ссылается и пишет складно, НО — не всё и не до конца…

А на самом деле, несмотря на то, что уголовно-процессуальным законом состав такого преступления, как мошенничество, отнесён к делам частно-публичного обвинения, возможность возбуждения уголовного дела при определённых условиях в отсутствии заявления потерпевшего не исключается.

Перечень таких условий не является исчерпывающим и предусматривает, помимо того, на что указал представитель потерпевшего в своей жалобе (беспомощность), ещё и «иные причины», по которым лицо не может защищать свои права и законные интересы (ч.4 ст. 20 УПК РФ), на что указано в приговоре суда.

Кроме этого, суд в приговоре указал, что уголовное дело возбуждено не только в отношении руководителя, но и не имеющего отношения к коммерческой деятельности лесозавода лица — Мышковского, в связи с чем заявление от потерпевшего не требовалось.

Умышленно, или не умышленно Антонов устраивает эту эквилибристику? Может, он рассчитывает на то, что люди не до конца читают законы, и потому цитирует только до нужной запятой?

В любом случае, эксперты советуют адвокату Антонову внимательно прочитать приговор Ломоносовского суда и спорить с выводами суда, изложенными в приговоре, а не с абстрактными суждениями, взятыми им с потолка.

***

Избирательная глухота: слышим только то, что выгодно…

Антонов в жалобе указывает на то, что помимо Графа у лесозавода был некий коллективный исполнительный орган (Совет директоров), а также внешний управляющий, которые также могли обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела, но не сделали этого.

Видимо, Антонов забыл, что Совет директоров в лице его членов не был осведомлен о совершении директором фиктивных сделок, а три его члена (Кордес и два его сына) находились за пределами Российской Федерации и не были осведомлены о действиях директора, а оставшиеся два члена (Будрина и Силуянов) исполняли волю директора Графа.

О каком заявлении о возбуждении уголовного дела от внешнего управляющего говорит в жалобе Антонов? Как будто он не присутствовал в судебном заседании и не знает, что осужденные подыскивали «своего» управляющего.

В материалах дела имеется телефонный разговор между известным «решалой» Зыкиным и управляющим Патровым — далее, цитата:

— Ты скажи ему, что за арбитражного управляющего всё сделают, номинальный он как бы человек должен быть. Пусть только на собрание кредиторов приедет и проведёт. И в суде поучаствует.

 — В суде не надо, пусть даст доверенность только.

Конец цитаты.

Показания свидетеля Тарасова (из обвинительного заключения): «Преимущество лояльного временного управляющего для стороны в деле о банкротстве заключается в том, что управляющий будет работать „под заказчика“, сделает лояльное заключение по анализу финансово-хозяйственной деятельности должника и в дальнейшем, соответственно, не направит материалы о преднамеренном банкротстве в правоохранительные органы». (том № 9 л. д. 205-208, том № 11 л. д. 39-45)

Показания свидетеля Раюшкина, согласно которым в соответствии с определением Арбитражного суда Архангельской области от 29.07.2013 он назначен конкурсным управляющим ОАО «Лесозавод № 3».

О заключенных 01.08.2012 Графом договорах с ООО «Протэрм», ООО «Столичная Промышленная Компания» и ООО «КаргоТракСервис» ему ничего не известно.

Как заключение данных договоров отразилось на состоянии завода, будет устанавливаться финансовым анализом, проведение которого будет зависеть от желания кредиторов и наличия необходимых для его проведения денежных средств. (Из обвинительного заключения).

Интересно, довел ли адвокат Антонов до своего доверителя — конкурсного управляющего, доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела?

Неужели конкурсный даже на мгновение не усомнился в порядочности Графа и Мышковского?

Если конкурсный знал все материалы уголовного дела, то какую задачу поставил он Антонову?

Или, возможно, сам Антонов и, возможно, другие лица ставили задачу конкурсному сами?

И не забыл ли конкурсный, что он действует, в том числе, и в интересах всех кредиторов?

Будь то работник с невыплаченной заработной платой, или поставщик лесного сырья, или коммерческий банк?

И, вполне возможно, что именно из-за этого представитель банкрота в лице конкурсного управляющего, адвокат Антонов, не кричал во все горло: «Нас кинули!», а просто что-то искал в телефоне.

***

По нашему мнению, представляя в судебном процессе интересы конкурсного управляющего, адвокат Антонов действует вопреки правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации (Постановлении от 22 июля 2002 года N 14-П), в котором обращено внимание на то, что процедуры банкротства носят публично-правовой характер.

В силу различных, зачастую диаметрально противоположных, интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, законодатель должен гарантировать баланс их прав и законных интересов, что, собственно, и является публично-правовой целью института банкротства.

Достижение этой публично-правовой цели призван обеспечивать арбитражный управляющий, утверждаемый арбитражным судом в порядке, установленном статьей 45 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», который должен действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункты 4 и 6 статьи 24).

Такой баланс интересов в судебном процессе должен был обеспечить представитель конкурного управляющего Антонов. Вместо этого он открыто встал на сторону защиты, тем самым не обеспечив баланс интересов лиц, участвующих в процедуре банкротства.

***

Вспомним два с половиной года, в ходе которых Ломоносовский суд рассматривал дело об умышленном банкротстве ОАО «Лесозавод№ 3» и покушении на мошенничество.

Почти у всех наблюдателей создалось устойчивое ощущение, что судебный процесс усилиями стороны защиты и представителя потерпевшего Антонова был превращен в трагифарс.

Как мы знаем, трагифарс — это циничное переплетение трагедии и фарса. Напомним вкратце — как развивались события…

***

Трагедия. Часть 1: «решала Зыкин» получает землю по цене бутылки…

Трагичность ситуации заключалась в том, что предприятие ОАО «СЛТ-Лесозавод № 3», которое в масштабах рабочего поселка лесозавода можно было считать градообразующим, было остановлено и распилено на металл, раздербанено, «убито напрочь», «превращено в руины».

Рабочий коллектив (более 700 человек) в итоге оказался на улице полным составом и задолженность по заработной плате получал годами, имущество завода частично распродано с торгов фирмам, аффилированным депутату Мышковскому, за очень и очень дешево.

Например, участок земли в черте города, на котором имеется постройка — контора РСЦ (земельный участок по адресу: ул. Республиканская, д. 1, площадь 394 кв. м.), был продан с торгов «решале» Зыкину…

Это тот самый Зыкин, который долгое время являлся «решалой» регионального уровня, а в телефонных прослушках говорил Мышковскому про свои связи с Бушмановым (в период 2011–2012 годы Бушманов Владимир Михайлович — заместитель начальника управления — начальник полиции УМВД России по Архангельской области, полковник полиции), с генералом (по всей видимости, речь шла о Горчакове Павле Александровиче — в 2011–2012 годах — начальнике регионального УМВД в звании генерал-майора полиции)…

… в итоге импресарио Зыкин оказался банальным посредником во взятке по уголовному делу (о чём и написал явку с повинной собственноручно, тем самым тривиально сдав взяткополучателя с потрохами, дабы выкрутиться самому), где главным фигурантом, ныне подсудимым, проходит бывший начальник управления организации тылового обеспечения УМВД России по Архангельской области…

Приобретён данный земельный участок, да ещё и с постройкой, был за сущие копейки — 350 тысяч рублей, то есть, цена 1 квадратного метра земли практически в центре города. плюс постройка — здание конторы РСЦ — в подарок, составила 888 (!) рублей.

За три бутылки водки…

888 рублей за квадратный метр — дешевле, пожалуй, только даром. Не исключено (и вполне возможно), что таким образом с Зыкиным–«решалой» рассчитались за его непосредственное участие в банкротстве завода.

Каким образом он не оказался на скамейке обвиняемых — не до конца ясно, так как, судя по прослушкам телефонных разговоров, именно Зыкин от лица Мышковского решал все вопросы по банкротству.

За период участия Зыкина в арбитражном процессе по банкротству Лесозавода№ 3 он успел засветиться во всех возможных ролях — например, при проведении собрания кредиторов 11 ноября 2014 года Зыкин — представитель кредитора Кордеса, при проведении собрания кредиторов 3 июня 2015 года Зыкин — представитель НП МСО ПАУ. А вот список выписанных на него доверенностей:

-доверенность от 01.10.2012 на представление интересов ОАО «Лесозавод № 3»;

-доверенность от 01.04.2013 на представление интересов ООО АК «ЗащитаАудит»;

-доверенность от 25.04.2013 года на представление интересов от Кордеса;

-доверенность от 25.04.2013 на представление его прав и интересов от ООО «Архангельская Торговая Группа».

Из оглашенного в суде обвинительного заключения: протокол осмотра флэш-карты «Kingston», изъятой в ходе обыска в жилище Зыкина В.В., зафиксированы электронные файлы, подтверждающие осуществление Зыкиным В.В. юридических услуг ООО «Гешефт», ОАО «Лесозавод № 3», Кордесу в деле о банкротстве лесозавода.

Как говорят в народе «наш пострел — везде поспел!»

***

Трагедия. Часть 2: имущество на родственников и корешей

Второй яркий пример реализации имущества ОАО «Лесозавод № 3» на аффилированную организацию — приобретение ООО «Ваеньгский ЛПХ» здания заводоуправления Лесозавода № 3. Напомним, что единственным учредителем ООО «Ваеньгский ЛПХ» является мама Мышковского — Мышковская Татьяна Борисовна (снова вспоминаем показания свидетелей — мама является далёкой от бизнеса домохозяйкой — прим.ред.).

***

Трагедия. Будрина не ответила на вопросы…

И снова вернёмся к жалобе.

Потерпевшие и по 159, и по 196, кроме Графа, могли обратиться и в совет директоров (Кордес и сыновья, Граф, Будрина), и к конкурсному управляющему Кряжеву (а вначале — Раюшкину). Но Кряжев при допросе даже не смог перечислить признаки преднамеренного банкротства.

Вспомним стенограммы процесса…

Например, телефонный разговор (в материалах дела) между Зыкиным и Патровым — далее, цитата:

— Ты скажи ему, что за арбитражного управляющего всё сделают, номинальный он как бы человек должен быть. Пусть только на собрание кредиторов приедет и проведёт. И в суде поучаствует.

Конец цитаты.

Патров — арбитражный управляющий, который и должен был стать конкурсным управляющим, но не имел допуска к государственной тайне, поэтому процедура наблюдения проводилась вообще без управляющего, а сообщение о введении процедуры наблюдения опубликовано газете «Коммерсантъ» 19 января 2013 года вообще самим банкротом-лесозаводом.

Подобный случай в судебной практике беспрецедентен — предприятие-банкрот само подаёт объявление.

То есть, на момент совершения преступления управляющий даже не был назначен.

Насчёт совета директоров — Кордес дал письменные показания, что в Россию он больше ни ногой, да и вообще находился под влиянием «сладких обещаний Графа и Мышковского», Граф — непосредственный участник преступной схемы, а Будрина — чудом сама не оказалась на скамейке подсудимых, благо, подписи ставила не на всех платежных поручениях, а только на одном, так же, как и сестра Графа, Завьялова, а в показаниях на следствии так или иначе изобличила Графа (читай — сдала).

Из оглашенного обвинительного заключения: свидетель Федосеева, с 1998 года по 2013 год она работала на ОАО «Лесозавод № 3» бухгалтером. Договоров с «московскими фирмами», по которым проводились платежи, в бухгалтерии не было.

Проводкой денежных средств на счета указанных выше фирм занимался финансовый отдел (читай — Будрина).

Из оглашенного обвинительного заключения (свидетель Завьялова) — далее, цитата:

— С июля 2012 года по приглашению своего брата — Графа В.В., работала в должности заместителя главного бухгалтера ОАО «Лесозавод № 3». Ей известно, что 01.08.2012 Графом В.В. были заключены договоры с ООО «Протэрм», ООО «КаргоТракСервис» и ООО «Столичная Промышленная Компания».

Перечислением денежных средств по договорам с указанными фирмами занималась Будрина И.Г. и финансовый отдел. В бухгалтерию поступали только выписки из банка, подтверждающие перечисление денежных средств…

Конец цитаты.

Будрина с допроса в судебном заседании фактически чуть ли не сбежала, так как после окончания допроса через сторону защиты (адвокатов Графа и Мышковского) сообщила суду, что опаздывает на самолёт в Москву, где и проживает с момента банкротства завода, и по прибытию в столицу незамедлительно взяла больничный…

И более Будрина в судебном заседании не появлялась.

Короче, она так и не ответила на вопросы представителя потерпевших и гособвинителя, не внесла ясность в отношении кулуарных переговоров Кордеса и Мышковского, внезапного назначения директором Графа, не прояснила, зачем лоббировала интересы группы компаний «Регион-лес» (именно такие показания давали свидетели в процессе).

А в телефонных прослушках и вообще засветилась, как человек близкого круга, так как поздравляла Мышковского с именинами (6 месяцев) рождения сына…

Согласитесь, далеко не все близкие знают про такие праздничные даты.

Она же просила Мышковского же порешать вопрос по заработной плате и при этом жаловалась на Виталия (судя по всему, Графа) и Артёма (судя по всему, Силуянова), договаривалась с Мышковским о встречах в областном Собрании в субботу (!) по конфиденциальным вопросам.

Напомним, что про Будрину, и, собственно говоря, про все эти криминальные схемы с банкротством лесозавода, мы писали еще в 2012 году. То есть, фактически довод уважаемого адвоката Антонова сам по себе бледнеет на глазах.

Трагедия: участники шенкурской кровавой бани в Архангельске

Третий, не менее яркий, пример — фирма «Техпром-лес»…

«Техпром-лес» забирала на торгах имущество банкрота за 15-20 процентов от рыночной стоимости — стопроцентным учредителем и директором этой фирмы является Роман Лунёв — деятель, ранее осуждённый за вымогательство в интересах фирмы «Юмиж-лес», председателем совета директоров которой является Сергей Мышковский.

Вот лишь некоторые выдержки из приговора по делу, которое в Шенкурске получило название «Шенкурская кровавая баня» — далее, цитата:

«Чекан С. В. и Лунев Р.Н. совершили вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия и уничтожения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.»

<…>

«После того, как он сел в машину, Лунев сообщил, что он (Кр.) воспользовался топливной картой ООО „Юмиж-лес“ и должен за соляру»,

«Из разговора понял, что кто-то из молодых людей является работником ООО „Юмиж-лес“.

<…>

» — 2009 года около 12 часов 30 минут, находясь около дома… Чекан С. В., Лунев Р.В. и иное лицо с целью вымогательства, угрожая применением физического насилия и уничтожением имущества Е., с применением насилия, предварительно договорившись об этом, действуя совместно, незаконно потребовали от Е. передачи им… рублей, при этом Лунев Р.В. нанес Е. удар кулаком левой руки по лицу, причинив физическую боль.

Около 14 часов того же дня Чекан, Лунев, действуя совместно, около дома Е. по адресу: … потребовали от Е. передать им… при этом угрожая применением к нему насилия, в случае отказа передать деньги.

При этом для подкрепления совместных требований Лунев Р.Н. умышленно нанес Е. удар кулаком по лицу и произвел два выстрела из травматического пистолета в Е., причинив физическую боль.

<…>

«Признать Лунева Р.Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 ч. 2 п. п. „а, в“ УК РФ (в ред.ФЗ от 07 марта 2009 г.) и назначить ему наказание в виде 3(Трех) лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Луневу Р.Н. наказание считать условным с испытательным сроком 3 (Три) года.

На основании ч.5 ст. 73 УК РФ возложить на Лунева Р.Н. обязанности: в течение испытательного срока не менять места жительства без предварительного уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного, с периодичностью и по графику, установленными данным органом.

Меру пресечения в виде заключения под стражей Луневу Р.Н. на кассационный период изменить на подписку о невыезде и надлежащем поведении, освободив из-под стражи в зале суда немедленно.»

Признать Чекана С. В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. п.«а, в» ч.2 ст. 163 (в ред.ФЗ от 07 марта 2011 года), п.«б» ч.3 ст. 163 УК РФ, и назначить наказание:

— по п.«б» ч.3 ст. 163УК РФ — 7 (Семь) лет лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы;

— по п. п. «а, в» ч.2 ст. 163 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.03.2011 года) — 3 (Три) года 6 месяцев лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы;

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Чекану С. В. наказание в виде 7 (Семи) лет 2 (Двух) месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.«

Конец цитаты.

Что характерно: дата образования ООО „ТехПромЛес“ — 9 октября 2009 года…

То есть, в 2009 году Роман Лунёв и вымогал, и избивал, и стрелял из травматического оружия в людей, и угрожал расправой семьям потерпевших…и учреждал фирмы, которые потом скупали активы завода-банкрота…

Что характерно: тогда заказчики этого преступления остались за кадром.

Неужели Лунёв и Чекан действовали самостоятельно?

От своего лица вымогали переуступленные с „Юмиж-леса“ долги?

Странно.

Трагедия. Финал. Грустная судьба посёлка — новая фавелла Архангельска

Впрочем, пора подводить финал трагедии: 700 сотрудников выброшены на улицу, 700 семей рабочего посёлка остались без средств к существованию.

Официальная статистика о росте тяжких и особо тяжких преступлений на территории рабочего посёлка говорит сама за себя — рост более чем в два с половиной раза тяжких преступлений, особенно грабежей.

Посёлок превращён в нищее гетто, в фавеллу Архангельска. В поселке 3-его лесозавода всё чаще и чаще перебои с водой и электричеством…

***

Фарс

Вспомним историю четырёхлетней давности…

Нагло и с помпой, не без помощи действующих заместителей Валькова, депутат Мышковский и зиц-директор Граф зашли на завод.

Со слов очевидцев-свидетелей, понаехало джипов, огромное количество охраны, сотрудники ЧОП по форме.

Сразу после назначения Графа генеральным директором лесозавода у заслуженного человека, ветерана отрасли, свергнутого директора Валькова забрали печать, с линии сортировки лесоматериалов удалили камеры (видеорегистраторы).

Поставщикам-кредиторам было объявлено: долги завода перед вами — это долги Валькова (предыдущий директор и акционер завода), вот он пусть и выплачивает (говорил лично Граф, на тот момент он еще был крайне самоуверен).

Всех парламентеров по вопросам задолженности отсылали в суд, ни с кем договариваться не хотели.

Завод обложили „своими“ фирмами-поставщиками, которым давали предоплаты (и это все при существующей задолженности перед поставщиками почти в 100 миллионов рублей), которые эти фирмы так и не вернули (например, ООО „Архангельские лесозаготовки“).

Классический перехват управления и последующая барская развальцовка хозяев жизни…

Развитием и модернизацией завода при таком величии никто и не думал заниматься.

Главному акционеру — Кордесу — просто „ездили по ушам“ на тему „как все будет хорошо, миллионы леса на корню, сотни тысяч кубометров пиловочного сырья, десятки кораблей с готовой продукцией“.

В итоге уже в июле 2012 года (напомним, что Графа назначили генеральным директором в начале июня 2012 года), то есть, всего лишь через месяц, начали реализовывать преступную схему накачки лесозавода долгами.

В преступной накачке криминальными долгами участвовали фирмы, аффилированные с Мышковским.

Например, ООО „Гешефт“. Гешефтом владела гражданская жена Мышковского и мать троих его детей Захарова Ирина (в 2013 она переоформит 100 процентов „Гешефта“ на завсегдатая самого пафосного и дорогого Архангельского ночного клуба „Паратов“ юриста Павла Верюжского, компаньона и совладельца холдинга — группы компаний „Регион-лес“)

В схеме засветились и его сокурсники по институту, и соратники по футбольно-волейбольным баталиям. Например, некто Неманов („позывной“ „Болтуха“ за просто так не даётся).

Кредит для накачки был получен в московском ООО КБ „Банк БФТ“, с которым у Мышковского, как говорят, были налажены отношения через советника председателя правления Банка БФТ — Преминина.

Знал ли Преминин, во что вписался — об этом история умалчивает, вероятно, знает сам Преминин, но молчит…

Да и председателю правления Банка БФТ Кирееву Мышковский мог запросто позвонить и порешать вопрос по получению банковской гарантии на строительную фирму (из материалов прослушки телефонных переговоров).

В итоге: недюжинная схема схему прокачки через почти 30 фирм, из которых большая часть была, судя по всему, фирмами-прокладками самого ООО КБ „Банк БФТ“.

Из оглашённого в суде обвинительного заключения — показания свидетеля Шамина В.П., начальника управления финансового мониторинга ООО КБ „БФГ-кредит“ — далее, цитата:

— В октябре 2013 года совместно со службой экономической безопасности банка провел анализ финансовых операций компаний ООО „КаргоТракСервис“, ООО „Протэрм“ и ООО „Столичная Промышленная Компания“.

Установил, что некий молодой человек Антон за комиссионное вознаграждение транзитных операций, организовал группу компаний ООО „Протэрм“, ООО „КаргоТракСервис“ и ООО „Столичная Промышленная Компания“, использовал номинальных директоров и номинальных собственников.

К Антону обратился представитель ООО КБ „Банк БФТ“, анкетных данных которого в ходе проверки установлено не было, который сообщил, что на короткий срок, порядка двух-трех месяцев, кредитует в сумме 300 — 350 млн. руб. своего клиента из г. Архангельска, занимающегося продажей леса, и который попросил вернуть клиентом ООО КБ „Банк БФТ“ кредит используя фирмы, расчетные счета у которых открыты в ООО КБ „БФГ-кредит“, а именно: ООО „Протэрм“, ООО „КаргоТракСервис“ и ООО „Столичная Промышленная Компания“.

После того, как денежные средства в сумме около 350 млн. руб. поступили от ОАО „Лесозавод № 3“ на счета ООО „Протэрм“, ООО „КаргоТракСервис“ и ООО „Столичная Промышленная Компания“, эти фирмы заключили договоры о переуступке денежных средств с ООО „ОптТорг“, ООО „Акцент“, ООО „Опткапитал“, расчетные счета у которых открыты в „НОТА-БАНК“ (ОАО), которые в свою очередь погасили встречные обязательства перед ООО КБ „Банк БФТ“, переведя порядка 350 млн. руб. организациям, счета у которых открыты в ООО КБ „Банк БФТ“.

Конец цитаты.

Из оглашенного в суде обвинительного заключения — показания свидетеля Киреева В.А., председателя правления ООО КБ „Банк БФТ“ с 1997 года; филиал банка располагается в г. Архангельске — далее, цитата:

— С Мышковским С. А. знаком с 2009 года; был представлен ему как успешный бизнесмен Архангельской области и потенциальный клиент банка. Фирмы Мышковского С. А. имеют счета как в филиале банка в г. Архангельске, так и в головном офисе в г. Москве. Летом 2012 года Мышковский познакомил его Графом В.В.; посещал ОАО „Лесозавод № 3“, где Граф В.В. и Мышковский С. А. рассказали ему о планах модернизации завода. Зная, что Мышковский С. А. является депутатом областного Собрания депутатов Архангельской области, он согласился финансировать их. Банком были даны кредиты подконтрольным Мышковскому С. А. фирмам, названий фирм он не помнит. В настоящий момент он помнит только одну фирму Мышковского С. А. — ООО „Двина-строй“. Также он показал, что между ООО КБ „Банк БФТ“ и ООО „КБ ‚БФГ-Кредит‘ заключено генеральное соглашение о проведении операций на межбанковском рынке.

Конец цитаты.

Любопытно, из оглашенного обвинительного заключения следует, что интересы московских фирм — ООО ‚Столичная Промышленная Компания‘ и ООО ‚Протэрм‘ — представлял один и тот же не установленный в ходе следствия человек, представлявшийся неким Антоном и оставлявший для контакта один и тот же номер телефона -8*031221913, а также адрес электронной почты — ‚zaokvest@gmail.com‘.

Графу легко было мониторить компании в Москве через одного человека — некоего Антона.

Заметим, что всё делалось легко и непринуждённо — это было для участников криминального действа игрой, или приключением. Именно приключением, потому что даже в электронке представителя Антона слова kvest — в переводе с английского ‚приключение‘, Zaokvest — то есть, у них там было, наверное, целое закрытое общество акционеров-любителей острых ощущений.

Посредством прямых транзакций и переуступок эти кредитные деньги прогнали несметное количество раз и надули ту самую задолженность, в результате которой кредиторская задолженность завода увеличилась с 900 миллионов до 1.5 миллиардов за пару месяцев (с июля по сентябрь 2012 года).

Что касается этих трёх десятков московских фирм-прокладок — именно эти фирмы без гарантий, залога и поручителей получали от ООО КБ ‚Банк БФТ‘ кредиты от 50 до 100 миллионов, которые впоследствии так и не были возвращены банку.

***

К слову, сейчас в арбитражных судах города Москвы идут суды по взысканию невозвратных кредитов с этих фирм (вот, например, одна из которых- ООО ‚ОптТоргСервис‘ (ОГРН 1077761134780, ИНН 7719652030) получила от ООО КБ ‚Банк БФТ‘, кредит и не вернула, в итоге Арбитражный суд города Москвы взыскал с фирмы задолженность по основному долгу — 31 000 000 руб.; задолженность по процентам — 4 204 777,37 руб.; штраф– 1 401 441,93 руб), а также с самого Киреева Василия, экс-председателя правления банка БФТ, который получил из кассы банка 55 миллионов незадолго до отзыва лицензии у ООО КБ ‚Банк БФТ‘ Центробанком — и забыл их вернуть.

Может, именно из-за этого Киреев Россию практически не посещает, проживая то в Болгарии, то в Турции…

Вот выдержка из судебного решения по взысканию с Киреева тех самых 55 миллионов — далее, цитата:

— Судом установлено, что на момент совершения сделки у должника имелись обязательства перед юридическими и физическими лицами по заключенным с ними договорам банковского счета (вклада), которые являлись его кредиторами. Обязательства перед названными кредиторами сохранились у банка на дату отзыва лицензии. Банк не исполнял платежные поручения клиентов с третьей декады апреля 2014 г., то есть на момент совершения банковской операции 28.05.2014 г. в интересах Киреева В. А. Банк являлся неплатежеспособным.

Конец цитаты.

Далее — цитата из другого судебного решения, по взысканию задолженности с ООО ‚Тех-центр‘(учредитель до декабря 2015 — Захарова Ирина, мать детей депутата Мышковского — прим.ред.):

— Решением Арбитражного суда города Москвы от 21.07.2014 должник ООО КБ ‚Банк БФТ‘ признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство сроком на один год, конкурсным управляющим утверждена Государственная корпорация Агентство по страхованию вкладов. Сообщение о признании должника банкротом, об открытии процедуры конкурсного производства и утверждении конкурсного управляющего опубликовано в газете ‚Коммерсантъ‘ № 135 от 02.08.2014, стр. 27.

Конец цитаты.

Информация с сайта Центробанка — далее, цитата:

— Приказом Банка России от 02.06.2014 № ОД-1253 отозвана лицензия на осуществление банковских операций у кредитной организации Общество с ограниченной ответственностью Коммерческий Банк ‚Банк БФТ‘ ООО КБ ‚Банк БФТ‘ (рег. № 2273, г. Москва) с 02.06.2014.

Конец цитаты.

Целесообразно поставить вопрос: а как могли фирмы без поручительства и залога, без кредитной истории, без активов на балансе предприятия получать такие огромные кредиты под банковскую ставку 12-14 процентов годовых?

Возможно ли такое кредитование без участия топ-менеджеров самого банка? А почему самый главный топ-менеджер — председатель правления- в тот момент, когда у банка были уже серьезные проблемы, и менее чем за неделю до отзыва лицензии (снял деньги в четверг, а лицензию отозвали со вторника следующей недели) — просто взял и выгреб кассу под ноль?

А сейчас сидит за границей и деньги не вернул?

В итоге, как следует из материалов уголовного дела, все эти преступные намерения стали известны ФСБ (хотя сложно было об этом не узнать — мы выпустили серию репортажей по сомнительности банкротных движений вокруг лесозавода осенью 2012 года).

С осени 2012 года телефоны всех участников ‚преступной группы‘ (Мышковский, Зыкин, Граф сотоварищи) были поставлены на прослушку, а граждане депутаты-юристы-представители арбитражного управляющего сильно не озадачивались вопросами безопасности и в прямом эфире обсуждали детали (сколько денег заплатить за финансовую экспертизу, кого поставить своим конкурсным и тому подобное).

В итоге, весной 2013 года прошли обыски (обследования), во время которых были изъяты документы и носители информации (большая часть документов и электронной информации (жёсткие диски с программой 1С:, в том числе и бухгалтерская документация ОАО ‚СЛТ-Лесозавод№ 3‘, были обнаружены по адресу: город Архангельск, улица Стрелковая, дом 13).

Кстати, именно офисное здание на Стрелковой, 13 — со слов свидетелей и по результатам прослушки — являлось ‚штаб-квартирой‘ Сергея Мышковского и Павла Верюжского, где размещалось множество организаций- поставщиков лесо- и пиломатериалов на крупнейшие заводы Архангельской области.

Техническая часть — гараж и ремонтная база- располагались на Левом берегу, по адресу улица Дежневцев, дом 40 (собственность все той же Ирины Захаровой, ‚гражданской жены‘ депутата Мышковского и, со слов самого Мышковского, ‚матери его детей‘).

Именно там хранилась зимняя и летняя резина на Ауди Q5 (машина Захаровой — гражданской жены Мышковского, которая на суд явилась вся в красном).

Именно там располагался офис ООО ‚Трансснаб‘, а затем ‚Транстрейд‘ — транспортных компаний Мышковского, которые в холдинге- группе компаний ‚Регион-лес‘ отвечали за логистику.

Именно директором ООО ‚Трансснаб‘ начинал Алексей Луговской, выходец из лесного отдела ГК ‚Титан‘, который в 2006 году перешел к Мышковскому, вернее сказать — к Мышковковскому и Верюжскому (так в лесном сообществе Архангельской области не принято разделять этих двух совладельцев).

Луговской — конечно, серьёзный специалист, профессионал в лесном бизнесе, топ-менеджер, но всего лишь управленец, хоть и высшего звена, то есть, самостоятельных решений, скорее всего, не принимает, а исполняет волю реальных бенефициаров-собственников, это очевидно и из прослушек телефонных переговоров Мышковского и Луговского, в которых Мышковский даёт указания Луговскому, а тот отчитывается перед Мышковским по рабочим вопросам, также это очевидно и из свидетельских показаний.

Но все это не помешало устроить фарс в судебном процессе…

Именно фарс с Луговским был одним из самых фееричных эпизодов в грандиозном фарсе, который, по мнению наблюдателей, разыгрывали на суде деятели со стороны защиты Графа и Мышковского…

Вообще, до сих пор до конца не понятно — чей разыгрывался сценарий, чья конкретно это была идея, то ли адвокатов, то ли самого Мышковского…

… но в суде Луговской с серьёзным лицом ВДРУГ начал отрицать участие Мышковского в деятельности холдинга-группы компаний ‚Регион-лес‘, начал отрицать сам факт знакомства с ним (хотя сам Мышковский это знакомство во время допроса не отрицал, более того — Мышковский подтвердил, тем самым подведя показания Луговского под признаки лжесвидетельства).

Когда Луговскому было предъявлено его же интервью из журнала ‚Лесная индустрия‘, в котором он сам, прямым текстом, рассказал про всё и про всех в ‚Регион-лесе‘, он стал отрицать и факты из интервью.

То есть, позиция ‚я не я, и хата не моя‘ стала трендом судебного процесса по делу Мышковского и Графа.

Оба разыгрывали из себя бедных несведущих и даже не родственников. Просто встретились на суде два одиночества…

И это продолжалось 2 года…

Два года навешивания на уши лапши, даже не лапши, а длинных спагетти, которые путались, смешивались, переплетались, заплетались…

2 с половиной года в суд приходили разные люди — родственники Мышковского и Графа, охранники — работники частного охранного предприятия ЧОП ‚Патриот‘ и родственники этих охранников — по совместительству директоры, собственники и бухгалтеры фирм, оперирующих оборотами в сотни миллионов рублей, легко берущих и дающих огромные займы под несуществующий в российском бизнесе процент, соратники по футбольному клубу ‚Пахарь‘ и топ-менеджеры предприятий холдинга ‚Регион-лес‘, водители совладельцев-депутатов, на которых также были оформлены фирмы-поставщики лесоматериалов.

И все эти якобы не знакомые люди, в один миг готовые говорить заученные тексты, ничего не знали, все, как один, ничего не помнили и не понимали.

Может быть, этот фарс и имел бы смысл, если бы не одно главное и увесистое обстоятельство…

Квест

После представления фарса на каждое выступление ораторов появлялись неопровержимые доказательства — добытые официально записи телефонных переговоров, в которых всё было с точностью наоборот…

И оказывалось, что все эти люди абсолютно точно знали друг друга, обсуждали в мельчайших деталях рабочие вопросы, подтверждая то, что они знакомы давно и надолго, связаны общими делами, рабочими вопросами, времяпровождением в свободное время.

Потом появлялись фотографии из группы ‚Пахарь навсегда‘ и ‚Североонежск‘, на которых Луговской и Мышковский в красной футболке ‚Регион-лес‘ дефилируют на футбольном поле в 2013–2014 годах…

На других фото всё те же — Мышковский, Баранов (водитель Мышковского и по совместительству директор фирмы ‚Эталон‘), Луговской в пивном баре ‚Пинта‘ в 2008 году отмечают победу футбольной команды ‚Пахарь‘…

На следующих фото также, типа, не знакомые между собой Мышковский и Неманов (позывной ‚Болтуха‘), а также Андрей Бессерт — руководитель строительного направления бизнеса Мышковского и Верюжского, играют в Североонежске в волейбол в здании ФОК, который и строил Бессерт (тот самый Бессерт, которому Мышковский так уверенно пробивает корочку помощника депутата у Цуркан)…

Целая библиотека фотографий, изобличающих враньё перед судом в исполнении свидетелей защиты…

И после этого становилось всем всё ясно…

Ясно, что подсудимые не хотят ничего признавать и, соответственно, ничего возмещать.

Они просто ‚включили маленьких мальчиков‘, которые ‚ничего не понимают‘.

В то же самое время на кредиторов-потерпевших выходят фирмы ‚Техпромлес‘ и ‚Северлес‘, которые скупают через переуступку прав требований долги лесозавода за 30 процентов от номинала, то есть, за каждый миллион готовы заплатить 300 тысяч рублей.

Некоторые переговоры проводит сам Мышковский, торгуется за каждую копейку, машет депутатской ксивой…

В то время он — всё ещё всесильный депутат, могучий в нахлобученном на себя образе ‚государственника‘…

Параллельно идут торги и идёт разнузданная и ничем не прикрытая беспрецедентная скупка активов завода по цене 10-20 процентов от рыночной стоимости.

В распродажах участвуют и побеждают тот же ‚Техпромлес‘ и остальные фирмы, близкие Мышковскому.

То есть, вот оно…

Это ли не преступный план в действии — накачали долгами, получили большинство голосов, проголосовали за конкурсного, завели на торги свои фирмы, скупают активы за копейки.

И это уже имеет признаки не просто покушения на мошенничество (за что приземлились на нары Граф и Мышковский) — это очень напоминает полный цикл мошенничества.

Все это время Мышковский (до приговора в середине июля 2016-го года) был на свободе, бизнес его рос, сам от лесного бизнеса отошел формально — официально основные переговоры от лица группы компаний ‚Регион-лес‘ ведут Луговской и Верюжский.

От гражданской жены в суде открестился — ‚это мать моих детей‘.

Свой голос на записях прослушек не узнавал и вообще ‚просто проходил мимо‘.

Вот такой народный избранник.

Но в этом и заключён смысл трагифарса — вроде, кому-то плохо, кому-то весело, но, в конце концов, жизнь расставляет все по своим местам.

И вот приходит время расплаты за всё содеянное — приговор, реальный срок, браслеты (которые в приватных беседах обещал ‚скоро скинуть‘).

Как оказалось — за всё в этой жизни надо платить.

Лицо меняется, выражение уверенности сменяется штампом страха.

Начинается совсем другая жизнь.

А ведь если бы Мышковский признал всё на стадии следствия, ходатайствовал на особый порядок — получил бы условку и уже был бы чист.

Кто же наобещал ему оправдательный приговор, про который Мышковский рассказывал весь прошедший год?

Кому он так верил?

Да и как он, чьими пустыми обещаниями накормлено несметное количество бывших партнёров, избирателей, контрагентов, как он мог поверить в чьи-то обещания?

С чьих слов и прогнозов весь этот фарс, вся эта дешёвая постановка с ‚непомнящими ничего и никого‘ свидетелями, с неузнаванием своего голоса, с отрицанием своих самых близких родственников…

***

Мы печатали стенограммы почти с самого начала судебного процесса, но ни Мышковский, ни Граф, ни их официальные представители не вышли на редакцию с комментариями и опровержениями, не довели до нас свою позицию…

Просто два года официальной тишины.

Одно дело, если бы в молчанку играли простые смертные. Однако тут не простые смертные — это народные избранники, депутаты, один из которых — от правящей партии.

P.S.

На сегодняшний день — день обнародования материала — ни экс-депутат областного Собрания от правящей партии, государственный деятель регионального масштаба, теневой лесной олигарх, совладелец холдинга — группы компаний ‚Регион-лес‘ Сергей Мышковский, ни зиц — экс-депутат Архангельской городской Думы, экс-генеральный директор ‚отмодернизированного‘ до самой финансовой и производственной кончины ОАО ‚СЛТ-Лесозавод№ 3‘ Виталий Граф не предприняли мер для возмещения ущерба потерпевшим-кредиторам.

Даже просто не принесли извинений за свою преступную алчность членам семисот семей бывших сотрудников лесозавода, оставшихся без средств к существованию и без работы.

ОНИ, СЧИТАЮЩИЕ СЕБЯ НЕВИНОВНЫМИ, НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ В СВОИХ ЖАЛОБАХ ПРОСЯТ ЗАМЕНИТЬ РЕАЛЬНЫЙ СРОК НА УСЛОВНЫЙ…

… За 700 обездоленных семей, у которых даже прощения не попросили…

На фото сортировочная линия Лесозавода № 3. 2013 год. За год до пришествия беды.

С того же места кадр той же линии после Мышковского…

Справка ‚Эха СЕВЕРА‘

Всего за время внешнего и конкурсного производства конкурсным управляющим Кряжевым (а также его предшественником Раюшкиным) было выставлено на торги имущества стоимостью примерно 1 125 100 015 рублей.

На сегодняшний день реализовано на торгах имущества на сумму приблизительно на 76 595 175 рублей. Что составляет 16% от начальной (оценочной) стоимости, которая составила приблизительно 488 232 789 рублей.

Если все имущество в дальнейшем будет реализовано с таким же ‚дисконтом‘, то выручка от его реализации с начальной стоимостью более миллиарда составит приблизительно 180 016 002 рублей.

Данные о торгах приведём в виде сводной таблицы:

Не стоит забывать, что с реализации залогового имущества 80 процентов от его цены получает залогодержатель, остальные 20 — на погашение текущих расходов по банкротству (оплата услуг конкурсного управляющего, объявлений, торгов, привлечённых специалистов) и требований остальных кредиторов.

Получается, что при таких реализационных ценах кредиторы так и не получат свои деньги в полном объёме, а, скорее всего, вообще ничего не получат.

Так что- чего же ждать?

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Реклама
Реклама
Сервис рассылки смс-сообщений предоставлен КоллЦентр24

Свободное использование материалов сайта и фото без письменного разрешения редакции запрещается. При использовании новостей ссылка на сайт обязательна.

Экспорт в RSSМобильная версия

Материалы газеты «Правда Северо-Запада»

По материалам редакции «Правды Северо-Запада».

Агентство Братьев Мухоморовых

Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-51565 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2012 года.

Форма распространения: сетевое издание.

Учредитель: Архангельская региональная общественная организация «Ассоциация молодых журналистов Севера».

Главный редактор: Азовский Илья Викторович.

Телефон/факс редакции: (8182) 21-41-03, e-mail: muhomor-pr@yandex.ru.

Размещение платной информации по телефону: (8182) 47-41-50.

На данном сайте может распространяться информация Информационного Агентства «Эхо СЕВЕРА».

Эхо Севера

Свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС77-39435 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 14 апреля 2010 года.
Яндекс.Метрика
Сделано в Артиле